Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: story (список заголовков)
19:08 

[You Are So Far.]

Где света нет, там торжествует тьма.
На город тихо опустилась ночь. Она пришла несколько часов назад, пробуждая в людях желание поскорее оказаться дома за плотно закрытыми дверьми, спрятавшись в уютных и теплых коробках. Дом – это место, далёкое от внешней суеты. И сама Дерата любила оказываться в этом безопасном месте. Хоть место это было мало, но оно пробуждало внутри желание быть заботливой хозяйкой и приходить сюда вновь и вновь после рабочего дня или долгой прогулки.
Девушка взобралась на подоконник и закуталась в плед, подаренный ей матерью когда-то. Тетрадь и ручка уже лежали перед ней, они были подготовлены заранее. Бросив задумчивый взгляд в окно, она всматривалась в чужие окна, в которых горел свет, в оранжевый свет фонарей, в темные уголки улицы, пока наконец глаза не выхватили тонкую полоску месяца на иссиня-черном небосводе. Чуть поодаль месяца светила яркая звезда. Всё было на своём месте. Улыбнувшись уголками губ, Дера взяла ручку и слегка дрожащей рукой начала старательно выводить буквы на клетчатой бумаге…

«Это длинное письмо к тебе никогда не будет иметь конца, потому что диалоги с тобой – это нечто вечное. Оно было начато однажды, как только я впервые написала твоё имя, появившееся у меня в голове…
Живя посреди каменных джунглей, я больше не вижу тебя, так как твоё место не здесь. Ты живёшь у реки, скрываешься в снежных лесах, прокладывая тропы метельными морозными ночами. В солнечные холодные дни ты ходишь по известным тропам, чтобы не оставлять следов. Это твоя территория. Это частично мой дом.
Это так чудесно, чувствовать тебя каждой клеточкой тела, когда оказываюсь на прежнем месте. Меня переполняет восторг от прикосновения голыми руками к коре дерева. Хочется прочувствовать каждую неровность. А тишина дарит внутренний покой. Я более не чувствую привязанности к той бетонной коробке, куда мне теперь закрыт вход, но чувствую тягу в родной лес, который всегда рад встретить меня с распростёртыми объятиями. И меня греет изнутри знание того, что где-то там царственно бродит темно-серый зверь с янтарно-желтыми глазами.
И знаешь, Шторм… Тоски больше нет. Я больше не жалею о том, что произошло. Смирение ли это? Или покорность Судьбе? Скорее я нашла успокоение внутри себя. Кто-то возрождает миры внутри себя и живёт там. Я же наоборот, живу в реальности и выпускаю своих обитателей в неё. Внутри меня лишь звучит музыка, а в ушах поёт голос той, что ждёт моей решительности. Песнь ждёт, когда же я приду туда, куда стремлюсь постоянно. И знаю, что она будет сопровождать меня в этом пути. Будешь ли ты с нами? Согласен ли ты идти со мной до конца?
Стал тих и незаметен средь людей, ты вновь скрываешься, еще старательнее, чем раньше. Иногда мне кажется, что ты можешь уйти, и каждый раз я надеюсь, что это не правда…
Ах да, сны снова приходят ко мне, но пока я их не запоминаю. Придёт время и я вновь буду понимать видения.
Ты был прав, зима – это время моего покоя. Все жалуются на холод, на мрак, на снег, на отсутствие солнечного света, а я лишь молча смотрю на заснеженные деревья, улыбаюсь восходу, который можно увидеть сквозь серые плотные облака, и дышу полной грудью ночью, гуляя по пустым холодным улицам и слушая тишину. Всё встало на свои места, и больше нет никаких сомнений. Я там, где должна быть. С тем, с кем хочу быть…»

Сделав глубокий вдох, девушка обернулась и с любовь посмотрела на спящего парня, который свернулся калачиком на диване. Внутри разлилось тепло, взявшее начало в самом сердце. Иногда Дерате казалось, что она остыла, потому что вдали от своего спутника, не видя его и не слыша, внутри всё застывало, черствело и грубело. Однако стоило лишь оказаться рядом, услышать голос, запах, почувствовать прикосновение, и внутри расцветали дивные сады. В тысячный раз мысленно поблагодарив Богов за этот подарок, она закрыла тетрадь, отложила всё в сторону и тихо легла рядом с возлюбленным. Едва касаясь кончиками пальцев его щеки, она ласково провела по ней, любуясь его умиротворенным спящим видом.


@темы: Story, Storm

18:08 

[Feel Of Freedom.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Девушка с покорно опущенной головой, накрытой глубоким капюшоном, вошла в Храм. Она заметила, что один факел из тысячи висящих на столбах угас, и поспешила его разжечь с помощью пламени соседнего факела. Затем она вернулась на кроваво-красную дорожку и подошла к двум самым большим статуям волков. Одна была сделана из белого мрамора, а на месте глаз были вставлены настоящие цитрины, чтобы точно передать цвет. Вторая же статуя была иной: в ней переплетались темно-серый и светло-серый оттенки, на месте глаз красовались два оранжево-желтых янтаря. Два волка, словно король и королева, «восседали» в самом центре Храма.
Подойдя достаточно близко, девушка опустилась на колени, откидывая капюшон. Голова её была так же смиренно опущена, на губах играла легкая улыбка.
- Вы снова скрылись от меня, как когда-то. Вы бродите в тенях, прячетесь в знакомых мне лесах, однако в этот раз я всегда слышу за спиной ваши шаги. Я научилась этому. Научилась не терять вас больше, - приглушенно говорила светловолосая дева, прикрыв глаза и сложив руки в молитвенном жесте.
- Я всё еще боюсь говорить всё открыто. И каждый раз, когда меня о чем-то спрашивают, внутри моментально срабатывает уже иной механизм: просыпается что-то, что придаёт мне хладнокровие и ясность ума, давай возможность спокойно умалчивать о чем-либо. Но несмотря на все мелкие недочеты с моей стороны, внутри царит покой. Такой долгожданный и упоительный, какого я не испытывала всю свою жизнь. С вашей помощью я пришла к нему, не позволяя посторонним помогать мне, оставляя им лишь веру в меня. И пусть не все основные мои цели достигнуты, я не остановлюсь, а продолжу идти вперед по тропе жизни, столь же покорно слушая вас…
Все факелы заколыхались, словно потревоженные внезапным порывом ветра. По спине девушки пробежали мурашки, но она постаралась не подать виду.
- У тебя есть вопросы, дитя… - пронесся о залу неясный шёпот.
- Есть, - утвердительно кивнула головой дева, не открывая глаз. – Раньше меня посещали видения, которые я сейчас проживаю. Чувство дежавю только стало утихать. Куда пропали мои провидения?
Боковые двери зала медленно распахнулись, впуская внутрь холод морозной зимней ночи. Танцуя в последний раз, множество снежинок опускалось за порог. Некоторые из них умирали еще в полёте своего танца, другие же умудрялись закончить свою партию в танце и опуститься на пол, прежде чем растаять. Дерата не шелохнулась.
- Внутри тебя всегда зима, дитя леса. Время тишины, обновления, восстановления и раздумий. Ты обрела мудрость, ты обрела прежнюю силу, которой обладала. Видения придут вновь, но только когда наступит время. Сейчас время зимней ночи…
В какой-то момент девушка подумала, что должна расплакаться от радости, однако слёз больше не было. Как и не было того щекотливого чувства в носу, возникающего когда хочется плакать. И теперь она различала голос. Он был мужским и мог принадлежать только одному существу.
- Благодарю, - с улыбкой сказала она и поднялась с колен.
Дератея снова надела капюшон, посмотрев на статуи верховных волков. Затем она повернулась к раскрытым боковым дверям и увидела манящую дорожку лунного света, робко граничащую с внутренним светом храма.
Шторм выполнил данное когда-то обещание: он вернул ей былую силу и уверенность. И вместе с этим он дал ей нечто новое.
Улыбаясь уголками губ, она вышла на улицу, вдыхая холодный ночной воздух. Снег приятно захрустел под ногами.
Снежный сделал то, что не удавалось никому. Совместно с Волком в человечьей шкуре он дал ей голос, научил мудро распоряжаться своей властью и освободил её. Самым ценным подарком оказалась долгожданная свобода, которая не заключалась в одиночестве. Шторм освободил девушку от груза под названием «нести ответственность за всех».
Преисполненная спокойствием, решимостью и чувством свободы Дерата медленно двинулась вниз по склону, в родной лес. Ей больше некуда было спешить…

@темы: I'm, Private, Storm, Story

16:11 

[Очищение: Дьюс.]

Где света нет, там торжествует тьма.
«...Однажды ты прочитаешь этим строки и поймешь, насколько же сильно я был прав. Ты поймешь, моя девочка, что эти меры были необходимы, что моя строгость только пошла тебе на пользу. Обрывки моих писем со временем дойдут до тебя. А пока я сброшу обязанности серого кардинала с себя и побуду инквизитором твоей души.»

    Дописав последние строки, молодой человек закрыл дневник и велел дракону снижаться. Полёт на Равнины Былой Славы был не таким уж долгим. Спрятав дневник в дорожную сумку, закрепленную на седле, Шторм всмотрелся в местность с высоты птичьего полёта.Тусклый пейзаж, потемневшая от ила река, мёртвые деревья, увядающая трава и легкая туманная дымка. Здесь нынче прятался тот, кого в прошлый раз Снежный пощадил.
    - В этот раз я не позволю ему уйти живым, - пробормотал хищник, и голосу ему вторил драконий рёв.
    Гигантский крылатый ящер плавно снижался, описывая большие и долгие круги в вышине. Он никуда не торопился, тщательно подбирая место для посадки, потому что Шторму не слишком хотелось бродить по равнинам в поисках призрака.
    - Ты уверен, что они именно здесь? - спросил дракон, слегка повернув голову к своему пассажиру.
    - Более чем, - пробормотал Снежный, сверля взглядом местность.
    Только спустя еще несколько минут полёта, сумеречный дракон заметил цель. Не издав никакого победного рёва, он лишь мощно взмахнул крыльями и спикировал вниз. Шторму пришлось всем телом прижаться к чешуйчатому другу, чтобы не слететь с него раньше времени.
    Сутулая, призрачная фигура волка брела в неизвестном направлении. Казалось, зверь даже не заметил и не услышал такого огромного существа, как дракон. Будто бы его вовсе не существовало. Легкий рык гулко отозвался во всем теле дракона, он приземлился прямо в нескольких метрах впереди волка, словно преграждая ему путь. Ни секунды не медля, Шторм соскочил со своего "перевозчика" и бодро встал на привычные четыре лапы. Дьюс сам должен был вскоре буквально носом упереться в грудь Снежного, а посему темно-серый хищник не двинулся с места.
    - Вы посмотрите, какие важные персоны забрели в нашу глушь, - проскрипел бредущий Дьюрейс. Только когда она поднял взгляд, Шторм увидел бледные глазницы.
    - Нет-нет, щенок. Я не слеп, - матёрый ощерился, шерсть на его загривке встала дыбом. - Просто этот цвет может принадлежать только кому-то одному, - он угрожающе зарычал.
    Дьюс считал, что именно Шторм забрал у него глаза. Вот в чем была причина ненависти.
    - Времена меняются. Этот цвет теперь принадлежит двоим, - спокойно ответил самец.
    Он внимательно всмотрелся в призрачного волка и увидел, что цвет его шерсти постоянно мерцал, переливался: от белого до иссиня черного. Это был уже давно не тот Дьюс, а его жалкие остатки, которые необходимо было уничтожить.
   - Ты ведь знаешь, зачем я пришел?

читать дальше

@темы: Story, Storm, Inquisition

11:46 

[Янтарь vs Цитрин.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Янтарные глаза с нескрываемым интересом смотрели на собственное отражение на водной глади. Было непривычно вновь видеть себя в этой шкуре, с этими глазами, с этими шрамами, с этим телосложением. Даже внутри всё поменялось: больше не было страха, никакого.
Хищник широко улыбнулся своему отражению. Он всё еще не мог поверить в случившееся. Она выпустила его. ВЫПУСТИЛА. Ему хотелось расспросить её о том, почему она это сделала, однако он не мог найти её нигде. Девушка явно забилась в какой-то укромный уголок сознания, куда он не мог заглянуть. Дьюса это вовсе не злило, но озадачивало. Хищник снова взглянул на своё отражение в воде, заглядывая самому себе в глаза. В голове начали мелькать обрывки воспоминаний и фраз, обещай, которые он когда-то давал. Мелькали лица и образы тех, с кем он когда-то был близок. Он смотрел, не отрываясь, заставляя себя принять все эти воспоминания. Таким образом он вспоминал самого себя. Но что-то по-прежнему мешало ему. Это была не девушка, которая заперла его. Нет, это был кто-то более сильный. И этому кому-то не нравилось присутствие соперника. Этот кто-то тоже хотел наружу.
- Кто ты? – с интересом прошептал Дьюс, прислушиваясь к этому внутреннему голосу.
Ответом ему было утробное, грозное клокотание, которое явно доносилось откуда-то из груди неизвестного. Дьюс всматривался в собственные черты, и тут в его глаза что-то мелькнуло. Не тень, но какой-то огонёк. В радужке глаз стали появляться жёлтые вкрапления, на шерсти проступали более темные шерстинки. Волк не понимал, что происходит. В голове послышался шёпот, и он становился громче и громче, смешиваясь с грозным рычанием незнакомца.
Молнией сверкнуло в сознании имя, громом прокатилось оно в ушах, сильный порыв ветра подхватил тело волка и завертел его в вихре. Дьюс понял, что это был его последний миг, больше ему не будет дано существовать на этом свете, ибо сильный всегда пожирает слабого. Как оказалось, слабым довелось быть Дьюрейсу. Он кинул последний взгляд на водную гладь, отражение всё еще было там, оно никуда не делось. Но это был не он. Там был тот, чьё имя звучало одновременно и со змеиным шипением и с медвежьим рыком. Тот, кто защищал девушку лучше всех.
- Шторм, - выдохнул Дьюс, и тьма поглотила его.

Ветер бережно опустил тело волка на все четыре лапы, ласково взъерошил шерсть на загривке, а затем умчался в неизвестном направлении. Хищник тряхнул мордой, фыркнув то ли от недовольства, то ли от смеха. Он покопался в закоулках сознания, посмотрел на своё отражение и криво усмехнулся. Он победил. Он оказался сильнее того, кого все боготворили на протяжении нескольких лет, кого все так любили, кто всегда был желанным гостем. Шторм был другим. Ему не нужно было всеобщее признание, хватало лишь признания той девушки, которой он принадлежал и которая тихо спала в укромном уголочке собственного «Я».
Цитриновые глаза с восторгом и уважением посмотрели в ночное небо, усыпанное миллиардами звезд, а затем выловили оттуда Белую Госпожу, которая показалась из-за проплывавшего облака. Лунный свет упал на темно-серого зверя. Волк прикрыл глаза, блаженно улыбаясь и словно нежась от чьего-то ласкового прикосновения, намеренно подставляя морду холодному лунному свету. Из широкой груди донеслось утробное ворчание.
- Остались только мы, - спокойно произнес Шторм, не собираясь будить девушку до рассвета.

@темы: Story

10:56 

lock Доступ к записи ограничен

Где света нет, там торжествует тьма.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:05 

[Let the journey begins.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Ранним утром назначенного дня Дерата отправилась на конюшню, чтобы купить самого выносливого и резвого скакуна. К счастью, там работала одна её хорошая знакомая, которая и помогла подобрать коня для столь долгого путешествия.
- За сколько ты планируешь добраться? – спрашивала Элайза, проходясь вдоль стойл и заглядывая почти в каждое.
- Я не знаю, - пожала плечами девушка. – Может за несколько часов, а может и за неделю. Я знаю лишь одно, чем скорее я туда доберусь, тем будет лучше. Поэтому всё будет зависеть от коня.
- Хм… - Элайза задумчиво посмотрела в самый конец конюшни, где за кованной дверью таилось что-то, чего нельзя было разглядеть, ведь не было ни единой щели.- Я могу отдать тебе мою гордость на время, с учётом что ты вернешь его целым и невредимым.
Дерата лишь утвердительно кивнула. Она была готова заплатить за аренду и вернуть животное владельцу, лишь бы быстро добраться до места. Ведь по сути конь не нужен был ей в постоянное пользование. Да и взять его в аренду куда выгоднее в финансовом плане, чем покупать, а потом перепродавать. Таким образом, девушка получила Люпина: конь был послушен при езде, непривередлив к погодным условиям, вынослив и вместе с тем быстр. Элайза снабдила Дерату одним зельем, которое она когда-то приобрела специально для этого коня. Оно давало возможность животному бежать без передышки несколько часов, так что это должно было помочь Дерате добраться до места назначения сравнительно быстро.
Путешествие и в самом деле длилось не так долго. Дорога до Большой Воды заняла чуть больше двух дней. Путь девушки пролегал через Пустынные Степи, где обитали лишь ползучие драконы, через Долину Ветров, где не могло пройти ни одно живое существо, так как земля эта принадлежала воздушным элементалям. Порой ей приходилось останавливаться, чтобы накормить и напоить Люпина, да и самой надо было передохнуть от седла. Шторм, всё время бежавший рядом, ни разу не пожаловался ни на скорость бега, ни да долготу непрерывного путешествия. Волк был вынослив, и даже если порой он отставал, то через некоторое время догонял свою хозяйку, когда та делала небольшой привал.
Дерата постоянно следовала на юг, ориентируясь по положению дневного светила, однако ближе к полудню она всегда сбивалась с пути, и тогда ветер начинал нашептывать ей дорогу, подталкивая в нужном направлении.
Утром третьего дня дорога, по которой девушка ехала, кончилась крутым обрывом. Дальше была только бесконечная лазурь моря, уходящая к горизонту и там почти сливающаяся с голубизной небес. Солнце беспощадно жарило спину, яркость пейзажа в купе с дневным светом слепила глаза. Люпин беспокойно топтался на месте: ему не нравилась высота и резко обрывающая рядом земля под ногами. Волк, подоспевший чуть позже, недовольно зафыркал, мол, Большая Вода – это зло, ведь её нельзя пить. «И куда же нам идти дальше?» - подумала Дерата, оглядываясь вокруг.
– Мы ждали тебя, дитя, – раздался неподалеку голос, и три женщины, облаченные в коралловые одеяния до пола, вышли из тени деревьев.
Руки их были сложены в молитвенном жесте, на головах и запястьях красовались ободки и браслеты из золота, украшенные внушительными рубинами. Ноги же женщин были скрыты под полами одежд.
Дерата развернула коня, чтобы лучше видеть гостий и внимательно осмотрела каждую из них. Шторм, принюхивавшийся к незнакомкам, недовольно фыркнул и оскалил зубы, дабы ни у кого не возникло желания подойти ближе.
– Кто вы такие? – требовательно спросила девушка.
– Твой Хранитель оповестил нас о твоем прибытии. Не бойся, в скором времени он наведается к тебе, а пока пойдем с нами, – женщина, стоявшая посередине, говорила ровным тоном, в котором можно было проследить теплые, от части материнские нотки.
Не дожидаясь ответа от всадницы, три женщины повернулись к ней спинами и двинулись обратно в глубь леса.
Недолго думая, Дерата поехала следом за ними. Раз Хранитель доверил её в их руки, значит так нужно. Однако девушка не собиралась доверять новым лицам, ведь под маской добродетели часто скрывается самое темное, что есть в человеке.

@темы: Story

21:03 

[Who are you?]

Где света нет, там торжествует тьма.
– Почему ты снова грустишь? – некто в балахоне опустился рядом, протягивая девушке кружку горячего чая.
Руки Хранителя, как сам себя называл незнакомец, похоже совсем не чувствовали ни холода, ни кипятка. Девушка с благодарной улыбкой взяла кружку и аккуратно обхватила её ладонями, чтобы не обжечься. Взгляд её лишь на секунду задержался на Хранителе, а потом вновь устремился на горы, что пролегали вдоль противоположного берега реки. Она молчала, будто бы вовсе не собираясь отвечать на заданный вопрос, однако через минуту всё же попробовала увести разговор в иное русло:
– С чего ты взял? Я просто созерцаю красоты природы, - пожала она плечами для убедительности.
Из-под капюшона послышался приглушенный смех, а тело Хранителя пару раз содрогнулось при этом.
– Уж меня-то ты не проведешь. Твои глаза тебя слишком хорошо выдают.
читать дальше

@темы: Story

21:30 

[Regeneration.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Боль волнами проходила по всему телу, начинаясь в районе лопаток и доходя до кончиков пальцев на руках и ногах. По оголенной спине девушке струилась темно-красная кровь, а по щекам катились молчаливые слёзы. Дрожащая, уставшая, босая она брела сквозь дождь к последнему пристанищу, которое у неё осталось.
- В шуме ветра за спиной
Я забуду голос твой,
И о той любви земной,
Что нас сжигала в прах,
И я сходил с ума...
В моей душе нет больше места для тебя!

Шептали не слушающиеся губы, а серо-голубые глаза безразлично смотрели в землю. Ливень, в который перерос дождь, смывал с девушки всю грязь и кровь, промывая свежие раны. Двери замка бесшумно распахнулись, когда она подошла к ним вплотную. Постояв на пороге пару минут в раздумьях, она скинула с себя рваную одежду и вошла внутрь. Здесь было сухо, не было бушующего ветра, и царила оглушающая тишина. Это был дом. Такой привычный, такой знакомый, такой холодный и всё же такой по-своему уютный. Боль всё еще пронзала тело, но несмотря на неё, девица сжала зубы и двинулась к той двери, что вела вниз, на цокольный этаж замка. Раскат грома прокатился по небу, сотрясая стены и стёкла окон. На несколько секунд девушка обернулась, смотря на закрывающиеся двери. За ними постепенно начинал идти мелкий снегопад…

очень много букв

@темы: Story

12:39 

[Only The Begining.]

Где света нет, там торжествует тьма.


Эльфийка резко распахнула дверь таверны и вихрем влетела туда, оперативно закрыв дверь и прислонившись к ней спиной, явно не желая впускать сюда своих преследователей. Таким эффектным появлением она привлекла к себе взгляды всех посетителей, а потому ей пришлось виновато улыбнуться и невинно пожать плечами. После подобного бессловесного извинения все постояльцы вернулись к своим делам. Эльфийка тем временем прислонилась ухом к двери, шагов за ней не было слышно.
- Значит оторвалась, - с облегчением вздохнула она, убирая с лица выбившуюся прядь волос.
- От кого? - раздался внезапно рядом голос.
Эльфийка чуть не подпрыгнула от неожиданности. Она резко обернулась, чтобы высказать любопытному кое-что нелестное в его адрес, но когда увидела знакомые черты лица, то тут же расплылась в улыбке. Леонор, недолго думая, заключил подругу в крепкие объятия, и она ответила ему тем же.
- И от кого ты, негодница, так спешила скрыться? От толпы ухажоров? - мужчина усмехнулся и жестом пригласил эльфийку сесть за свободный стол в дальнем углу таверны.
- Ах если бы это были они, то я бы так не спешила, - с доброй улыбкой отмахнулась светловолосая представительница высших эльфов и села за стол. - Какими судьбами, Лео? Я не видела тебя вот уже... Целых четыре года! Представить только!
- Да, четыре года... - задумчиво отозвался Леонор, сняв латные перчатки и положив их перед собой. - Я здесь по приказу Адрианы, и хорошо, что я тебя нашёл, кстати, - тут он улыбнулся так широко, словно улыбка планировала выйти за пределы его лица.
Эльфийка подозрительно нахмурилась и откинулась на спинку стула, скрестив руки на груди. Вся веселость пропала с её лица.
- Что тебе нужно? - приглушенным, настороженным тоном спросила она.
- Дератиэль, не стоит... - начал было он объяснять, но был резко прерван.
- Что тебе нужно? - чеканя каждое слово снова спросила эльфийка.
Леонор тяжело вздохнул, а потом примирительно улыбнулся, заглянув эльфийке в глаза.
- Ты нужна мне. Были замечены аргоны близ Кресцентии. Пару отрядов уже отправляли, и возвращались лишь те, кто вовремя успел унести ноги, - воин отвел взгляд, посмотрев на свои руки. - Кто-то привел этих тварей туда и дал им расплодится так, что они заполонили большую часть Обливион Вудс.
Руки Лео сжались в кулаки, и тогда Дера всё поняла. Леонор сам был родом из этого опасного района, и там был его дом. Такое поведение говорило только о том, что больше дома Леонора не существует. Эльфийка сочувствующе посмотрела на друга, накрыв его руки своей.
- Твои родители целы?
- Да, конечно... Сейчас они в Велике, гостят у родни Талмана... - Лео снова посмотрел на эльфийку, и во взгляде этом была мольба. - Ты нужна нам, Дератиэль. Ты нужна мне. Ты владеешь своими мечами на высшем уровне, но прячешься здесь, на Острове Рассвета, при этом занимаясь мелкими кражами и шулерством. И тебя устраивает такая жизнь?
Дера лишь тихо вздохнула, убрав руку. В сознании всплыли воспоминания о родителях, которые с укором смотрят на свою дочь. Она не оправдала их ожиданий, отец считал, что она опозорила семью, и родная мать не возражала против этого обвинения в сторону дочери. Может ей наконец выпал шанс доказать, что они ошибались?
В это время в таверну вошли два стражника. Они внимательно оглядели помещение, а затем один из них ловко выудил стрелу из колчана и направил её на светловолосую эльфийку, кивнув при этом напарнику.
- Дератиэль Альварес! - громогласно произнес имя эльфы страж. - Вы обвиняетесь в краже чужого имущества. Просим Вас пройти с нами.
Эльфийка медленно повернула голову в сторону хранителей порядка, а милейше улыбнулась, как она всегда это умела, однако ответной улыбки от стражи ожидать было бесполезно. С другой стороны Леонор смотрел на неё укоризненно. Пожав плечами, эльфийка выудила из-под своих одежд три здоровенных кошелька с деньгами и выложила их на стол. Затем она состроила обиженное личико и скрестила руки на груди.
- За перелет будешь платить ты, - твердо заявила она другу, на что тот лишь весело рассмеялся.

@темы: Story

21:54 

[Nightmare.]

Где света нет, там торжествует тьма.

Нет ничего, кроме пути вперед.
(Max Payne)


    Тьма сгущалась вокруг. Казалось, что она поглощает любой звук, любой лучик света, превращает все краски в неизменный черный цвет. И Тьма эта была живой.
    Девушка пыталась выбраться из цепких рук, что пытались утащить её. Эти руки были под ногами. Они тащили её вниз, напоминая зыбучие пески, но прикосновения их были грубыми и обжигающими, хватка казалась смертельной и губительной. Девушка уже не замечала слёз, которые непрерывным потоком текли по её щекам. Глаза уже успели покраснеть от них.
  -Оставьте меня в покое! - истерично, срывая собственный голос, кричала бедняжка. Но были в её тоне и нотки отчаянной мольбы. - Прошу, хватит! Пустите меня!
    Она уже не вскрикивала от каждого прикосновения, оставляющего ожог на её бледной коже. В голове загнанной птицей билась только одна мысль - выбраться отсюда и бежать, бежать, бежать! Девушка ломала чужие черные пальцы, кисти рук, она кусалась, пиналась, извивалась и всё кричала одно и то же. Но тут в сущности никого не было, и черные руки, торчащие из непроглядной тьмы, затягивали её всё дальше и дальше, пока Мрак не поглотил её полностью...

За гранью...

@темы: I am, Story

21:28 

[In Snow Mountains.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Ветер завывал в вышине, но вековые деревья натужно поскрипывали под его натиском, сбрасывая с себя снежные шапки. Небо было озарено северным сиянием: было похоже что чей-то клинок разрезал темные ночные небеса, и теперь они истекали собственной, необычной кровью. Она была то зеленая, то желтая, то голубая, то фиолетовая. Но сквозь неё легко можно было различить все известные миру созвездия, видимые с земли простым глазом.
Девушка сильнее закуталась в плащ, прячась от очередного внезапно налетевшего порыва ветра. Рука уже автоматически подкинула еще одно полено в костер, а глаза тем временем устало наблюдали за языками пламени, которыми огонь облизывал очередную порцию древесины. Позади послышались лошадиные шаги и едва заметный звон уздечки. Теплое дыхание ласково коснулось шеи, а затем некто заботливо накинул капюшон на голову Дераты. Она слабо улыбнулась, выйдя наконец из своих мыслей.
« - Ты бы лучше легла спать, а?» - отозвалось в её голове, но это не был голос здравого смысла.
- Какой толк? Кровь волка не даст мне покоя, ты ведь сам знаешь, - Дера усмехнулась, надвинув капюшон на глаза и поднеся руки в перчатках ближе к огню.
« - Не забывай, что ты смертна», - Тенегрив встал по другую сторону костра, прямо напротив сидящей на бревне девушки.
Пламя плясало в его красных глазах, делая их еще ярче. Рыжие блики мелькали на его черной как сама Бездна шерсти. И только выдыхаемые облака пара вводили в заблуждение любого, кто видел этого бессмертного коня. Он был соткан из тьмы, он – ночной кошмар любой светлой души. Однако к Дерате это не относилось. Особенно после подарка Меридии. Рассветная Заря – божественный меч – лежала рядом, слегка светясь белым. Для драконорожденной всё это было странно: сама она - норд-оборотень, ездит при этом на темном жеребце и сражает мечом света. «Кому расскажи, так сражу же примут за сумасшедшую». Серо-голубые глаза сверкнули под капюшоном, взгляд был направлен в мерцающие радужным светом небеса.
- Боги на моей стороне, Тенегрив. Все, без исключения. Они тоже не хотят, чтобы этот мир погибал, потому что любят его. Они сотворили его когда-то: каждый из богов вложил частичку себя в этот мир. Было бы тебе приятно, если бы твоё творение намеревались разрушить и присвоить себе? – девушка протянула замерзшие ноги ближе к костру.
Где-то вдалеке послышалось хлопанье кожистых крыльев, за которым последовал драконий рёв. Жеребец лениво повернул голову в сторону звука, навострив уши.
« - Недалеко логово. Мы туда идем?»
- Нет, - приглушенно ответила Дерата, закрывая глаза и прислонясь спиной к стволу дерева. – Мы идем в какие-то развалины… Альф-чего-то-там… - она глухо рыкнула, коря себя за то, что никак не может вспомнить название, услышанное сегодня утром.
« - В Альфтанд?» - конь тихо фыркнул, подходя ближе.
- Угу, именно туда… - сонно пробормотала Дерата. – Стоп. А ты откуда знаешь названия?
« - Наверное мой создатель и наделил меня знанием мира, чтобы я мог везти своего всадника куда нужно», - если бы он мог, то Тенегрив бы сейчас явно усмехался.
Каким бы темным созданием не был жеребец, у него наверняка было сердце. Сняв со своей спины покрывало, которым его накрыла Дерата, как только развела костёр, он укрыл им засыпающую девушку.

@темы: Story

19:11 

[Adventures of Derata in Skyrim.]

Где света нет, там торжествует тьма.
...- Я дам за вороную кобылу не более 1000 монет и точка, - настаивала на своем девушка.
Хозяин конюшни лениво зевнул и махнул рукой, наконец, согласившись:
- Чтоб тебе в Обливион провалиться, женщина. Забирай за тысячу, только дай честному человеку выспаться.
Забрав с этими словами деньги, хозяин удалился наверх, в свою спальню. Девушка довольно усмехнулась и надела шлем, повернувшись к выходу, у которого её ждала напарница.
- А ты еще та торговка, - скептически заметила Лидия, выходя на улицу. – Эта лошадь действительно большего не стоит?
- Она стоит чуточку дороже, просто я упрямая, - засмеялась девушка-норд, выйдя в ночной полумрак следом за Лидией.
Лошадь была уже почищенная и оседланная, полностью готовая к пути. Это приятно удивило девушку. Взобрашись на кобылу, Дерата взяла в одну руку повод и похлопала животное по массивной шее.
- Ну что, Алли? В дорогу, - слегка сжав ногами бока лошади, девушка кинула мимолетный взгляд на Лидию, которая недовольно фыркнула. – Тебе бы тоже не мешало обзавестись лошадью. Неудобно ведь так, да и устанешь же бежать.
- Меня хорошо вышколили, так что я могу еще тебе фору дать, - Лидия усмехнулась, поправив свой лук на плече.
- Ну уж нет, мне поблажек не надо. Я уверена в своей Алли, - кобыла одобрительно фыркнула, переминувшись с одной ноги на другую.
Недожидаясь команды, Лидия сорвалась с места и побежала вперед по мощеной дороге. Дерата пустила лошадь галопом, звонко смеясь. Непредусмотрительная неосторожность с её стороны, ведь ночью дороги полны всяких оборванцев и негодяев, но девушка-норд привыкла смеяться в лицо опасности. Она поравнялась с бегущей Лидией и сказала будничным тоном:
- Седобородные, Довакин, драконы…. Эх, теперь жизнь – сплошное приключение… Не отставай, Лидия, - всадница чуть сильнее сжала бока лошади, подгоняя её тем самым.
«Как далеко пойдет со мной эта женщина? Путь долог и опасен, а так послушно следует за мной… Да помогут нам Боги…»

@темы: Story

21:49 

[.........]

Где света нет, там торжествует тьма.

— Ты молишься богам?
— Да. Старым и новым.
— Есть только один бог, и имя его — смерть.
А смерти мы говорим только одно — «Не сегодня».


- Совсем... я лишь видел, как гаснут его глаза...
Возникла тишина, которая казалась волчонку неуместной и в какой-то мере зловещей. Когда Джирал молчал, это не сулило ничего хорошего. Так же ли с Диртом? Шторм краем глаза глянул на белого волка, но незаметно, стараясь спрятать своё любопытство от чужих глаз. Но Вороний Глаз вовсе не смотрел на волчонка, с интересом разглядывая даль. Тихо вздохнув, Снежный попытался проследить за взглядом взрослого волка, и только присмотревшись, он понял, что когда-то уже видел этот пейзаж, но то было летом или поздней весной. Воздух тогда был наполнен ароматами цветов и трав, птицы кругом пели, и всё буквально дышало новой жизнью. Там, внизу, был Радакар - мир, полный богатств и надежд.
- Что ты видишь, Шторм? - тихо спросил белый самец.
- Земли Стали, наши территории, земли тэрас... вижу снег, деревья, поля... - волчонок отвечал неуверенно, инстинктивно понимая, что белый ждёт явно не такого ответа. - А ты? - спросил он, навострив уши.
- Я вижу Жизнь, - с теплотой в голосе ответил волк, и на его морде мелькнула тень улыбки. - Жизнь присутствует во всём: в каждом листке и травинке, в каждом обитателе этого и иного мира. Миры создаем не мы, а потому не нам решать, чью жизнь забрать. Это дело Богов.
Белый поднялся на лапы и прошелся по краю обрыва так, будто бы гулял по лугу.
- В прошлом мире, где жили волки, у людей был всего один Бог, которому они поклонялись. Здешний мир создали другие, и все их имена ты обязан знать наизусть, так как именно они даровали нам новую жизнь. Если бы не они, то ты бы не родился, потому что все волки могли бы еще на Земле. Понимаешь куда я клоню? - Дирт выразительно посмотрел на темно-серого маленького собеседника.
Снежный Шторм задумался, смотря на собственные лапы. Как он не старался, всё равно не мог уследить за ходом мыслей взрослого волка. Пришлось признать своё поражение, и волчонок отрицательно мотнул головой, посмотрев на белого.
- Мы не в праве забирать чужие жизни. А делая это, бросаем вызов самим Богам. Не убивай напрасно, если имя жертвы не было нашептано тебе Богом.
- Но как же я узнаю об этом? - темно-серый волчонок нахмурился.
- Их голоса ты всегда узнаешь, потому что они говорят сами за себя.
Снегопад вскоре прекратился, и небо очистилось от туч, на их место пришло бесконечное множество разных звёзд, заполонивших темно-синий небосвод, словно светлячки. Шторм посмотрел вверх, и глаза его широко раскрылись от удивления: небо было так близко, будто бы до него можно было достать носом. Белый волк отряхнул снег со своей шерсти и улыбнулся, посмотрев на волчонка.
- Ты всё еще щенок, каким бы взрослым не пытался казаться.
Последняя снежинка упала на черный нос серого молодого самца, тот фыркнул, тряхнув головой:
- Не правда, я уже взрослый!
- Убийство делает тебя убийцей, но не взрослым. Когда-нибудь ты действительно подрастешь, и тогда я буду склонять перед тобой голову в знак признания твоей доминантности, однако... ты всегда будешь щенком, пока смотришь на звезды именно таким взглядом.
Слова были непонятны волчонку. Он вообще не усgевал за ходом мыслей этого самца, и говорил тот загадками. "Как я смотрю на звезды?" - хотел спросить Шторм, но Дирта уже не было рядом. Он будто призрак растворился среди снегов, оставив после себя один лишь запах и воспоминание. "Их голоса ты всегда узнаешь..." - пронеслось в разуме Снежного, и он тут же посмотрел на небо, где не было ни одной луны. И даже не у кого было ему спросить, правда ли это...

@темы: Story, Storm

20:34 

[I am the alfa.]

Где света нет, там торжествует тьма.

И даже если я паду, смертельной раной пораженный,
Я буду знать, что там в Аду со мной ты будешь обреченный.
(с) Derata.

  Жаркое лето подходило к своему логическому концу. Осталось всего-то несколько дней до начала осени. Время близилось к полуночи, и прекрасная белая луна занимала своё законное место на темно-синем небосводе, усеянном миллиардами звезд. Этой ночью было довольно-таки прохладно, если сравнивать с прошлыми летними ночами. Дыхание прохлады ощущалось еще сильнее, когда северный ветер невзначай проходился по серой шкуре на холке.
  Волк неподвижно сидел на окраине леса, закрыв глаза и опустив морду вниз. Со стороны случайному зрителю могло показаться, что он, как стражник, уснул на своем посту и теперь с превеликим удовольствием пребывает в царстве снов. Однако если бы кто-то в этот момент подошел к волку, то он бы сильно об этом пожалел, но было бы уже слишком поздно, потому что волчьи челюсти сомкнулись бы на горле случайно попавшего в поле атаки существа. Кроны деревьев шелестели, у леса позади была своя собственная ночная мелодия, а потому уши волка были прижаты, создавая относительную тишину в сознании. Это помогало привести мысли в порядок, отодвинуть всякие сомнения. Это помогало лучше всяких рассуждений вслух, лучше любых советов от сородичей.
  С прикрытыми глазами, волк наконец поднялся на лапы и вышел из тени чащи. Он шел прямо, к самой выступающей части скалы, к обрыву. Шаг. Второй. Третий. Каждый был столь же уверенным, как и предыдущий. Этот зверь не знал таких слов как «страх», «нерешительность», «скромность», «подчинение». В каждом его движении чувствовалась сила, он просто излучал сильную энергетику доминанта. Он подошел к самому краю, едва не оступившись и не слетев вниз. Послышался стук камней, срывающихся вниз и ударяющихся о другие камни.
  Полночь. Глаза волка резко распахнулись, и миру предстали два ограненных цитрина, сверкающих в бледном лунном свете. Хищник не смотрел себе под лапы, он итак знал высоту, потому что бывал здесь когда-то днем. Сердце забилось учащеннее, от узнавания такой тонкой грани, пролегающей прямо перед ним. Эта была грань жизни и смерти, тверди и пустоты. Северный ветер завыл у края обрыва, и волк тут же взвыл, вторя песне ветра. Эти воем, низким и глубоким, исходящим от самой души, хищник заявлял о себе всему божественному пантеону, всему миру. Он не закрывал глаза, как зачастую делают это сородичи, он смотрел прямо в небо. А когда голос его стих, и только далекое эхо отражало все еще его вой, хищник посмотрел на луну так, будто бы он бросал вызов самой Белой Госпоже. Сердце его было черно, а душа медленно гнила под серой шкурой. Как бы ни старалась его мать, она не могла изменить того, что происходило с её сыном, потому что тот в свою очередь даже не сопротивлялся. Возможно, он даже хотел этого...
  «Ты отравлен ядом своего отца, закован в его же жестокие тиски. Неужели ты не видишь, что он искусно дергает тебя за ниточки, как свою марионетку? Неужели ты так и будешь позволять кому-то собой управлять?» - ворчал старый Дирт, совершенно не стесняясь скалиться на наследника своего вожака. «Ты умрешь, все мы умрем. И даже твоя все еще молодая мать умрет, когда ОН того захочет. Поколение будет сменять поколение, они будут овцами в лапах этого злодея, будут выполнять приказы, угождая ему. А он всё будет жить, подпитывая себя, как пиявка... пока кто-нибудь его не остановит... Но разве найдется смельчак среди стада?». Слова бывалого волка постоянно крутились в голове, серый хищник пытался разгадать их смысл очень долго, но когда наконец прозрел, то ужаснулся от правды. Все будто бы встало на свои места, режиссер показал ему весь сценарий фильма, где он, актер, казалось бы играющий главную роль, должен погибнуть...
  Следом за белой луной на темно-синем небосводе стала выплывать алая, Шеларди. Волк оскалился в улыбке, его желтые глаза приобрели красноватый оттенок, а зубы стали под цвет лунного света богини равновесия.
  - Я знаю, что ты слышишь меня, Шеларди, - вкрадчивым, но в то же время сильным голосом заговорил хищник. - Я готов принять эту схватку, этот бой. Я готов встать под твои знамена справедливости, если ты действительно поможешь мне восстановить равновесие. Я же взамен прошу лишь твою помощь, наставление и сладкую месть. Жду знака в ближайшие пару дней. И да будет так. Аминь.
  Вильнув хвостом, волк развернулся и решительным шагом двинулся прочь от обрыва. Он знал, что богини не могли проигнорировать или не услышать его глас, а значит победа была уже на половину в его клыках.

@темы: Storm, story

18:51 

[scraps of memory.]

Где света нет, там торжествует тьма.

  Я всё еще помню то странное чувство, будто бы это уже происходило, будто бы я в этом участвовала… Уже несколько дней оно не дает мне покоя. Почему мне кажется, что я вроде бы и знаю тот мир, а вроде бы и нет? Старая Ворчунья говорит, что это просто моя фантазия. Она постоянно рычит на меня, когда я прихожу к ней за советом, которого в итоге не получаю. Все скалятся в улыбках, смеясь надо мной. Они просто не понимают меня, не понимают моих чувств. Говорят, что я сама их придумала. Но как я могла придумать то, что уже видела?
  И вот сейчас… опять то странное чувство… Я вижу эти яркие огоньки. Они похожи на звезды, которые кто-то собрал вместе, в одну большую кучу. Когда-то я уже подходила ближе. Эти огоньки спрятаны в высоких скалах. И там живут они, двуногие… Предки строго-настрого запрещают к ним приближаться, потому что они крайне опасны для нас. Ворчунья рассказывала, что наша вражда была начата бессчетное количество лун назад, когда наши братья ушли за двуногими и так и не вернулись назад. Я видела некоторых из них: они не похожи на нас. Альфа всем запрещает с ними даже общаться на расстоянии, потому что они не из нашего племени…
  Чье-то прикосновение к моему плечу заставило меня выйти из раздумий. Конечно, это был он. Этот серый самец давно повадился ходить на нашу территорию. Всей стае это не нравится. Но ведь он один из нас, мы с ним одной крови. Мы ненавидим тех, кто не похож на нас. Однако зачем ненавидеть и прогонять тех, кто такой же как мы? Я не понимаю…

    Три дня спустя.
  Охота с этим Серым – сплошное удовольствие. Раньше я только бегала за добычей, но могла прикоснуться только к бездыханному и обглоданному телу, стараясь найти на костях остатки мяса. А вместе с ним я могу почувствовать, как жизнь утекает из той туши, в которую я вонзила зубы. Я могу вкусить свежего мяса и сама выбрать, какой кусок мне достанется. И Серый никогда не злиться на меня, не прогоняет, если я подхожу слишком близко к нему. Он – другой. Меня тянет к нему, и поэтому я стала меньше времени проводить со своей стаей. Вот и сейчас, на закате очередного дня, я брожу с ним по лесу…
  Спустя какой-то промежуток времени моё внимание привлекли странные звуки. Позабыв о своем спутнике, я двинулась в сторону заинтересовавших меня звуков. Я не могла разобрать их, но точно знала, что это голоса. Ни мои сородичи, ни олени, ни лоси, ни птицы подобных звуков не воспроизводили. Через несколько минут я уже стояла на окраине леса. Моим глазам предстали двуногие, и я тут же скрылась за кустарником шиповника. Двуногих было несколько. Бурая Мамаша, пара Альфы, говорила, что они по одиночке тоже редко встречаются. А еще она говорила, что они живут очень долго. Двуногие бегали друг за другом, копошились на траве, издавали странные громкие звуки. Неудивительно, что они даже всех птиц распугали. У меня внутри снова возникло странное чувство…
  Я выхватила из всей суетящейся толпы лежащую на траве двуногую самку и в глазах у меня тут же потемнело. Взгляд сфокусировался только на ней, но потом и она исчезла. В голове менялись тысячи образов и цветов, проносились голоса и запахи. И казалось, что этой веренице нет конца. Лапы мои ослабли и подкосились. Тело пошатнулось, но мне чудом удалось устоять. Уже через минуту я знала, что двуногие – это люди, каменные скалы с огоньками – это здания, дома, где горел свет от люстр и лапм. В груди больно защемило и стало трудно дышать. Те люди на поляне… Я знала их по именам, хоть и встречала их не так часто. Но вот на глаза снова попалась она – одна из близких моих подруг. Я вспомнила своих родителей, вспомнила все слова, которые знала, когда могла говорить, вспомнила свою жизнь и… Вспомнила, что я умерла два года назад…
  По всему телу прошла дрожь, и я села. Два года назад я умерла. Не помню от чего, не помню как… Помню лишь своих похороны, которые наблюдала со стороны. Там было много людей и все невообразимо скорбели, я ощущала их печаль от утраты. Однако, я родилась в тот же день, когда умерла. Я помню теплый язык матери, её запах, ее теплую шерсть. Помню, что нас было пятеро пищащих комочков в той тесной норе. Прошло уже два года…
  И снова его прикосновение вернуло меня в реальность. Шерсть за моем загривке встала дыбом и я оскалилась, вскочив на лапы. Мой друг недоуменно посмотрел на меня, не понимая, чем он вызвал мой гнев. Я и сама этого толком не понимала. Успокоившись, я снова посмотрела свою бывшую подругу и на её друзей. Они были счастливы, их жизнь продолжалась. А моя? Затем взгляд переместился на Серого. Его желтые глаза словно спрашивали «Теперь всё в порядке?», и, будто в подтверждение моей догадки, он слабо вильнул хвостом. Я была человеком, откуда мне знать, как я должна реагировать на волчьи вопросы? «Оттуда же, откуда ты брала ответы на людские», - скромно прошептало сознание. И оно было право. Я больше не человек. Уже два года я – волк. Виновато прижав уши, я подошла к Серому, слегка припав к земле, и ткнулась носом в его щеку, тихо скульнув. Поняв, что все хорошо, мой спутник рысью посеменил вглубь леса и в один момент остановился, дожидаясь меня. Недолго думая, я последовала за ним, где-то внутри понимая, что готова следовать за ним всю жизнь, куда бы он не пошел.
  Моя жизнь тоже продолжалась…

@темы: Story

21:10 

lock Доступ к записи ограничен

Где света нет, там торжествует тьма.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:29 

[she waited for him...]

Где света нет, там торжествует тьма.

А знаете, почему я в рассказах использую одно и то же имя?
Да потому что мне попросту лень придумывать новые. (с) Derata.

  Начало лета выдалось теплым и щедрым на солнечный свет. Погода была не очень жаркой, но и не холодной, а днём небо радовало своей чистотой и глубокой голубизной. Дни были длинными, но Дерата уже настолько долго сидела на одном месте, что за горизонтом уже догорала красная заря.
  - Всё как в тот день... - тихо пробормотала девушка, сидящая под высоким старым шионовым деревом на вершине холма.
  Воспоминания обильным потоком текли в её сознании, погружая в те самые далекие времена, когда она играла с мальчишкой своего возраста, сыном портного. С мальчишкой, который был её единственным настоящим другом...

воспоминание

@темы: Story

22:20 

[knight & mag.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Она смотрела на рыдающую от бессилия девушку и не могла заставить себя подойти к ней, будто бы между ними была непреодолимая стена. Девушка вся дрожала, она выглядела хрупкой и маленькой, такой до ужаса беззащитной и беспомощной, словно новорожденная. Пересилив себя, воительница всё же подошла ближе и осторожно тронула девицу за плечо. Та вздрогнула от неожиданности, рыдания оборвались, и она резко обернулась. Девушка красными, заплаканными глазами удивленно смотрела на воительницу, на лице которой была заметна сочувствующая улыбка. Магичка отвернулась, пряча руками лицо и тихо всхлипывая. Она не могла смотреть в эти серые глаза, которые раньше не выражали ничего.
Воительница села рядом и посмотрела на ночное небо.
- Ну и чего ты, глупая, ревешь? - мягко спросила она.
- Какая тебе разница? Ты ведь пришла поиздеваться, а не моё нытье выслушивать, - обиженно и приглушенно отозвалась магичка.
- Вообще-то нет... А может и да. Кто знает? - серые глаза снова посмотрела на сжавшуюся фигуру в легких одеяниях. - Рассказывай, что тебя грызет сегодня. Не спроста же ты так убиваешься.
- Что меня грызет?! Всё! Я жалкая и убогая! Во мне заложены все наши страхи, которыми я не могу управлять, в то время как ты вообще их не испытываешь! Я живу жалкой тенью среди твоего величия и храбрости, в то время как все лавры достаются тебе... я просто мусорка, в которую выбрасывают хлам... - она стала говорить тише, будто постепенно успокаиваясь. Но слёзы всё еще катились по её щекам. - Тебя даже мужчины уважают, а в мою сторону они даже не смотрят... Тебе под силу всё, за что бы ты не бралась... С твоим характером из тебя вышел бы отличный маг... не то что из меня...
- Это всё? - осведомилась воительница.
Магичка уже во второй раз была удивлена поведением своей давней спутницы. Она хотела уже разразиться новыми рыданиями и новой тирадой о несчастной жизни, как вдруг сероокая осекла её жестом. Девушка-воительница откинулась на спину и легла на траву.
- Ложись, я тебе кое-что объясню, - заговорила она, и магичка послушно легла на спину рядом. - Смотри на звезды и слушай... Мужчины - не главное в нашей с тобой жизни. И даже несмотря на то, что они меня видят, они меня не воспринимают как представительницу противоположного пола. Они видят лишь бойца и обращаются со мной, как с бойцом. Поверь, лучше бы они меня вовсе не замечали. Мне всё удается, потому что я этого добиваюсь. Когда я напарываюсь на провал, я ищу свои ошибки, дорабатываю их и пробую снова и снова, пока не буду победителем... - сероокая выдержала короткую паузу. - Но самое главное, ты ошибаешься на счет страхов... Я боюсь... Каждый раз я боюсь потерять тебя, потому что так я потеряю саму себя. Я боюсь потерять наш с тобой мир, который мы бережно и любовно вместе выращивали, как малое дитя...
Воительница села, и магичка последовала её примеру.
- Оглянись вокруг! Это всё наш мир. Мы знаем каждый его уголок. И мир этот идеален, и мы с тобой - одно целое, - она посмотрела в голубые глаза своей собеседницы и широко улыбнулась, увидев очередные слёзы. - Ты всё еще плачешь?
- Я плачу от счастья...
- От счастья можно.... Плачь, дорогая... плачь от счастья за нас обеих, потому что я не умею плакать... - она бережно обняла магичку, поглаживая ту по русым волосам.

@темы: Story, I am

10:36 

[....]

Где света нет, там торжествует тьма.

Look inside yourself. You are more than what you have become.
  Она лежала в высокой траве на берегу небольшого озера, закрыв глаза и стараясь не заплакать. Обида душила волчью душу, а остатки гнева сжигали оставшееся хорошее, что было связано с прошлым. Дышать было тяжело, будто кто-то забрал весь воздух себе, а в горле застрял тугой ком. Серая хищница тяжело вздохнула и слегка приоткрыла глаза. Она увидела своё отражение в водной глади и тут же отвела взор. Было больно смотреть на себя со стороны: такую жалкую, беспомощную, сдавшую всякие позиции. Волчица посмотрела в ночное небо, усыпанное звёздами. Луны сегодня не было, но она и не нужна была уже. Она вырисовывалась в подсознании, словно маяк, а потом её присутствие в ночном небосводе было необязательно.
  - Когда ты ушёл, то ничего не сказал... И через какое-то время стала вырисовывать в себе твой образ, точнее тот образ, который был бы хоть немного похож на тебя. Но то была даже не я, то был мой бред... Он заполнял ту пустоту, что осталась после твоего ухода... Но я не могла так жить! - громко и отчаянно крикнула охотница. Столько боли было в её серо-голубых глазах, столько гнева в голосе и столько страха в душе. - Потому что это была не я.... - тихо прошептала она, положив голову между лап и вновь прикрыв глаза. - Я просто слабая идиотка, погрязшая в собственных иллюзиях...
  Чье-то ласковое прикосновение к загривку заставило волчицу резко поднять голову и открыть глаза. Она огляделась вокруг, но никого рядом не было. Охотница потянула носом воздух. Вновь ничего. Она навострила уши, насторожившись.
  - Ты ошибаешься, дитя, - послышался нежный, мелодичный голос. - Не забывай о том, кто ты на самом деле. Ты - дитя своих предков, дитя Богов. Ты была рождена в этом мире, и ты не сможешь отвернуться от него.
  Только сейчас Песнь поняла, что голос этот звучит у неё в голове, но она могла поклясться, что он исходил так же и от небес. Внутри волчицы что-то встрепенулось, слабая догадка закралась в сознание.
  - Белая Госпожа... - тихо и благоговейно проговорила она. Шерсть на загривке встала дыбом, будто её кто-то наэлектризовал. Песнь до сих пор ощущала прикосновение богини, её длань на своей шее.
  - Загляни в озеро, дитя, и ты увидишь того, кто живёт внутри тебя. Видишь?
  Песнь Войны нерешительно потянулась вперед и со страхом заглянула в озеро. По водной глади прошла рябь, и охотница увидела волка. Морда крупного, серого самца с темно-янтарными глазами. Взгляд его был смелым и решительным, будто зверь был готов ко всему, к любой опасности, к любой проблеме. Волчица поняла, что именно этот сильный дух живёт внутри неё, что он олицетворяет её суть.
  Разговоры более не были нужны. Белая Госпожа показала истину. Серая хищница отвела взгляд и поднялась на лапы так, будто до этого не падала. Дыхание стало ровным, а взгляд более твердым. Она была искренне благодарна Богине за её вмешательство, за наставление на верный путь, за поддержку. Это убедило волчицу в том, что Богам не безразличны судьбы их детей. Мысленно вознеся хвалу Шеларди, Песнь Войны посмотрела на небо и обнаружила, что уже занимался рассвет. Это был рассвет чего-то нового, неизведанного, но явно светлого. Улыбнувшись слегка уголками пасти, хищница сорвалась с места, двинувшись к порталу. Она бежала стремительно, как стрела, пущенная в полет умелым лучником. А затем скрылась в веренице красок, что плясали внутри замысловатой каменной арки.

@темы: Hurt, I am, Story

18:04 

lock Доступ к записи ограничен

Где света нет, там торжествует тьма.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

[revelationis.]

главная