• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: storm (список заголовков)
21:21 

[ They become a part of you.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Уверенным шагом, она покинула свой храм. Двери позади не захлопнулись за ней, оставшись открытыми лично для неё и словно ожидая её возвращения. Стоя на крыльце и глядя на замысловатые горные хребты, тянущиеся вдоль горизонта, Дератея улыбалась, слегка щурясь от ярких лучей закатного солнца. Девушка застегнула на замок кофту, чтобы сохранить тепло своего тела. Она была несказанно рада своему возвращению в привычную среду: только побывав на юге она поняла, что она – северный зверь всё же. Ей было комфортно в холоде.
Дерата еще до конца не понимала, что именно обрела вновь там на юге, но внутри всё было так, как было когда-то и как должно было быть всегда. Серо-голубые глаза уверенно оглядывали владения у подножья горной цепи. Виднеющиеся тропы манили, звали в небольшое путешествие по давно знакомым лесам и землям. Однако Дера стояла и ждала: её не покидало ощущение, что сейчас придут те, кого она так давно не видела, с кем так давно не разговаривала и к кому так давно не прикасалась. В ожидании своих волков, Дератея спустилась на пару ступеней ниже и села, накинув капюшон на голову, чтобы ей не продуло уши от холодного северного ветра.
- Всё еще задаешься вопросами? – первой явилась Песнь Войны во всем своем величии.
Белый мех волчицы становился золотым на закате, а желтые глаза горели еще ярче. Её мягкая и уверенная походка притягивали взгляд. Словно королева, взойдя по ступеням наверх, волчица села рядом с девушкой, которая не могла скрыть своей улыбки.
- Да, - уверенно и спокойно ответила она, чувствуя, как некое воодушевление разливается по всему телу. Её сердце впервые за долгое время бешено заколотилось в груди от охватившего её восторга. – Жаль, что ты не стала такой же легендой, как когда-то Дьюс. Ты составила бы отличную конкуренцию Чезаре и многим другим.
- К чему это ты? – волчица навострила уши с легким удивлением.
- Может тогда я бы меньше теряла себя, если бы я слышала женский голос, а не мужской, - Дерата пожала плечами, не поворачиваясь к собеседнице и не смотря на неё.
Неизвестно откуда, но отдаленно зазвучала удивительная мелодия, но девушка не могла различить ничего кроме приглушенного мотива. И тогда из лесной чащи вышел тот, кому все эти земли принадлежали. Он шел с опущенной вниз головой, шаг его был тверд, а взгляд пронзителен и серьезен. Этому волку было ни к чему поднимать высоко голову, чтоб доказать свое право на власть и свой авторитет. Янтарно-желтые глаза проникали в самую душу того, кто в них смотрел, и Дерата утонила в этом взгляде. «Я скучала», - хотела она сказать ему, но оставила нежности при себе.
- Мы итак Легенды, дитя, - Песнь оскалилась в легкой улыбке, наклонившись к уху подопечной. – Взгляни на него. Мы – Легенды, благодаря тебе. И Дьюс был легендой.
- Но сейчас есть только ты и Шторм, - Дера слегка нахмурилась.
Музыка становилась громче по мере приближения Снежного Шторма. Он поднял голову, оказавшись у подножья лестницы.
- Легенды не умирают, они становятся частью тебя, - заговорил он, и от этого голоса у девушки побежали мурашки. – И мы являемся частью тебя.
С каждым словом темно-серый зверь поднимался на ступеньку выше, приближаясь к девушке.
- И мы вновь пришли не потому что тебе нужна наша поддержка, а потому что ты наконец обрела былую стойкость и хладнокровие. Мы были восхищены тем, как ты отказалась от всего, и это было правильным шагом.
«Я скучала по твоим пленяющим глазам, скучала по то силе, что видела в них каждый раз, скучала по вселенной, которую вижу в них, скучала по этому меху, по плавным и уверенным движениям и уверенности, что ты вселяешь в меня», - Дера с восхищением смотрела в глаза волка, внимая каждому его слову.
Подойдя вплотную, Шторм почти коснулся кончиком черного носа щеки девушки. Морды двух волков находились по разные стороны от девушки, однако они в унисон произнесли:
- Легенды не умирают, они становятся частью тебя.
И тогда до Дераты наконец дошел смысл сказанного. Это она была легендой, а не кто-то за неё. Ничего не было мертво, всё живет внутри неё самой. Девушка услышала музыку и различила слова, которые пела ей Песнь Войны:
- Legends never die, them become a part of you
Every time you bleed for reaching greatness
Relentless you survive


@темы: Storm

19:08 

[You Are So Far.]

Где света нет, там торжествует тьма.
На город тихо опустилась ночь. Она пришла несколько часов назад, пробуждая в людях желание поскорее оказаться дома за плотно закрытыми дверьми, спрятавшись в уютных и теплых коробках. Дом – это место, далёкое от внешней суеты. И сама Дерата любила оказываться в этом безопасном месте. Хоть место это было мало, но оно пробуждало внутри желание быть заботливой хозяйкой и приходить сюда вновь и вновь после рабочего дня или долгой прогулки.
Девушка взобралась на подоконник и закуталась в плед, подаренный ей матерью когда-то. Тетрадь и ручка уже лежали перед ней, они были подготовлены заранее. Бросив задумчивый взгляд в окно, она всматривалась в чужие окна, в которых горел свет, в оранжевый свет фонарей, в темные уголки улицы, пока наконец глаза не выхватили тонкую полоску месяца на иссиня-черном небосводе. Чуть поодаль месяца светила яркая звезда. Всё было на своём месте. Улыбнувшись уголками губ, Дера взяла ручку и слегка дрожащей рукой начала старательно выводить буквы на клетчатой бумаге…

«Это длинное письмо к тебе никогда не будет иметь конца, потому что диалоги с тобой – это нечто вечное. Оно было начато однажды, как только я впервые написала твоё имя, появившееся у меня в голове…
Живя посреди каменных джунглей, я больше не вижу тебя, так как твоё место не здесь. Ты живёшь у реки, скрываешься в снежных лесах, прокладывая тропы метельными морозными ночами. В солнечные холодные дни ты ходишь по известным тропам, чтобы не оставлять следов. Это твоя территория. Это частично мой дом.
Это так чудесно, чувствовать тебя каждой клеточкой тела, когда оказываюсь на прежнем месте. Меня переполняет восторг от прикосновения голыми руками к коре дерева. Хочется прочувствовать каждую неровность. А тишина дарит внутренний покой. Я более не чувствую привязанности к той бетонной коробке, куда мне теперь закрыт вход, но чувствую тягу в родной лес, который всегда рад встретить меня с распростёртыми объятиями. И меня греет изнутри знание того, что где-то там царственно бродит темно-серый зверь с янтарно-желтыми глазами.
И знаешь, Шторм… Тоски больше нет. Я больше не жалею о том, что произошло. Смирение ли это? Или покорность Судьбе? Скорее я нашла успокоение внутри себя. Кто-то возрождает миры внутри себя и живёт там. Я же наоборот, живу в реальности и выпускаю своих обитателей в неё. Внутри меня лишь звучит музыка, а в ушах поёт голос той, что ждёт моей решительности. Песнь ждёт, когда же я приду туда, куда стремлюсь постоянно. И знаю, что она будет сопровождать меня в этом пути. Будешь ли ты с нами? Согласен ли ты идти со мной до конца?
Стал тих и незаметен средь людей, ты вновь скрываешься, еще старательнее, чем раньше. Иногда мне кажется, что ты можешь уйти, и каждый раз я надеюсь, что это не правда…
Ах да, сны снова приходят ко мне, но пока я их не запоминаю. Придёт время и я вновь буду понимать видения.
Ты был прав, зима – это время моего покоя. Все жалуются на холод, на мрак, на снег, на отсутствие солнечного света, а я лишь молча смотрю на заснеженные деревья, улыбаюсь восходу, который можно увидеть сквозь серые плотные облака, и дышу полной грудью ночью, гуляя по пустым холодным улицам и слушая тишину. Всё встало на свои места, и больше нет никаких сомнений. Я там, где должна быть. С тем, с кем хочу быть…»

Сделав глубокий вдох, девушка обернулась и с любовь посмотрела на спящего парня, который свернулся калачиком на диване. Внутри разлилось тепло, взявшее начало в самом сердце. Иногда Дерате казалось, что она остыла, потому что вдали от своего спутника, не видя его и не слыша, внутри всё застывало, черствело и грубело. Однако стоило лишь оказаться рядом, услышать голос, запах, почувствовать прикосновение, и внутри расцветали дивные сады. В тысячный раз мысленно поблагодарив Богов за этот подарок, она закрыла тетрадь, отложила всё в сторону и тихо легла рядом с возлюбленным. Едва касаясь кончиками пальцев его щеки, она ласково провела по ней, любуясь его умиротворенным спящим видом.


@темы: Story, Storm

18:08 

[Feel Of Freedom.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Девушка с покорно опущенной головой, накрытой глубоким капюшоном, вошла в Храм. Она заметила, что один факел из тысячи висящих на столбах угас, и поспешила его разжечь с помощью пламени соседнего факела. Затем она вернулась на кроваво-красную дорожку и подошла к двум самым большим статуям волков. Одна была сделана из белого мрамора, а на месте глаз были вставлены настоящие цитрины, чтобы точно передать цвет. Вторая же статуя была иной: в ней переплетались темно-серый и светло-серый оттенки, на месте глаз красовались два оранжево-желтых янтаря. Два волка, словно король и королева, «восседали» в самом центре Храма.
Подойдя достаточно близко, девушка опустилась на колени, откидывая капюшон. Голова её была так же смиренно опущена, на губах играла легкая улыбка.
- Вы снова скрылись от меня, как когда-то. Вы бродите в тенях, прячетесь в знакомых мне лесах, однако в этот раз я всегда слышу за спиной ваши шаги. Я научилась этому. Научилась не терять вас больше, - приглушенно говорила светловолосая дева, прикрыв глаза и сложив руки в молитвенном жесте.
- Я всё еще боюсь говорить всё открыто. И каждый раз, когда меня о чем-то спрашивают, внутри моментально срабатывает уже иной механизм: просыпается что-то, что придаёт мне хладнокровие и ясность ума, давай возможность спокойно умалчивать о чем-либо. Но несмотря на все мелкие недочеты с моей стороны, внутри царит покой. Такой долгожданный и упоительный, какого я не испытывала всю свою жизнь. С вашей помощью я пришла к нему, не позволяя посторонним помогать мне, оставляя им лишь веру в меня. И пусть не все основные мои цели достигнуты, я не остановлюсь, а продолжу идти вперед по тропе жизни, столь же покорно слушая вас…
Все факелы заколыхались, словно потревоженные внезапным порывом ветра. По спине девушки пробежали мурашки, но она постаралась не подать виду.
- У тебя есть вопросы, дитя… - пронесся о залу неясный шёпот.
- Есть, - утвердительно кивнула головой дева, не открывая глаз. – Раньше меня посещали видения, которые я сейчас проживаю. Чувство дежавю только стало утихать. Куда пропали мои провидения?
Боковые двери зала медленно распахнулись, впуская внутрь холод морозной зимней ночи. Танцуя в последний раз, множество снежинок опускалось за порог. Некоторые из них умирали еще в полёте своего танца, другие же умудрялись закончить свою партию в танце и опуститься на пол, прежде чем растаять. Дерата не шелохнулась.
- Внутри тебя всегда зима, дитя леса. Время тишины, обновления, восстановления и раздумий. Ты обрела мудрость, ты обрела прежнюю силу, которой обладала. Видения придут вновь, но только когда наступит время. Сейчас время зимней ночи…
В какой-то момент девушка подумала, что должна расплакаться от радости, однако слёз больше не было. Как и не было того щекотливого чувства в носу, возникающего когда хочется плакать. И теперь она различала голос. Он был мужским и мог принадлежать только одному существу.
- Благодарю, - с улыбкой сказала она и поднялась с колен.
Дератея снова надела капюшон, посмотрев на статуи верховных волков. Затем она повернулась к раскрытым боковым дверям и увидела манящую дорожку лунного света, робко граничащую с внутренним светом храма.
Шторм выполнил данное когда-то обещание: он вернул ей былую силу и уверенность. И вместе с этим он дал ей нечто новое.
Улыбаясь уголками губ, она вышла на улицу, вдыхая холодный ночной воздух. Снег приятно захрустел под ногами.
Снежный сделал то, что не удавалось никому. Совместно с Волком в человечьей шкуре он дал ей голос, научил мудро распоряжаться своей властью и освободил её. Самым ценным подарком оказалась долгожданная свобода, которая не заключалась в одиночестве. Шторм освободил девушку от груза под названием «нести ответственность за всех».
Преисполненная спокойствием, решимостью и чувством свободы Дерата медленно двинулась вниз по склону, в родной лес. Ей больше некуда было спешить…

@темы: I'm, Private, Storm, Story

10:00 

lock Доступ к записи ограничен

Где света нет, там торжествует тьма.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:07 

[Cold Water.]

Где света нет, там торжествует тьма.
   - Кажется настал тот момент, когда мне стоит высказаться, - девушка с силой сжимала кулаки, смотря прямо в глаза огромного зверя, лежавшего на скале словно на троне.
        Шторм был слегка удивлен: мало того, что Дерата сама пришла, так в этот раз она не была сломлена, глаза её не были полны слёз и всё в ней говорило лишь о решительности и желании говорить. Внезапная перемена, которой сам волк не ожидал, однако воспринял с должным уважением. Темно-серый хищник ничего не ответил лишь коротко кивнул, а затем указал на пропасть позади девушки. Дерата обернулась, быстро сняла всё оружие, дорожный плащ и прочие лишние вещи, оставшись лишь в одной рубахе да нижнем белье. Недолго думая, она разбежалась и прыгнула прямо вниз. Если она чему-то и научилась за всё время, проведенное со Штормом, так это безоговорочно доверять ему.
Ледяные воды приняли её в свои объятия, позволяя девичьему телу медленно идти ко дну. Дера ощущала покалывание и тяжесть воды, которая давила на легкие. Голова стала ватной, а мысли замедлили свой бег. Внешний мир перестал существовать: от него остался лишь расплывчатый солнечный диск, лучи которого беспорядочно пробивались сквозь воду и причудливо преломлялись.
«Что тебя беспокоит?» - отчетливо услышала девушка голос волка, будто бы он говорил ей прямо в ухо. «Закрой глаза, отбрось всё лишнее и говори».
Для Деры это всё звучало слегка абсурдно, однако она поняла, что имел в виду Шторм.
« - Временами я пугаю саму себя… Когда-то я была полна гнева, который мне некуда было девать. И гнев этот был направлен на отдельных людей, они были причиной. Я находила ему применение, а затем приходил покой. Сейчас моя агрессия ничем не оправдана. Прошлый гнев превратился в хроническую агрессию, которая задевает всех, кто находится рядом со мной. Ненависть постоянно питала меня... А когда я избавилась от неё, то настала тишина. Больше ничего внутри не кипело от ярости, я совершенно забыла про это чувство, на месте которого остался маленький огонёк теплоты. Он был подарен лишь одному человеку, и я показала ему свои слабости. Он видел столько моих слёз, которые я сама себе не могу простить. Я плакала так много, будто бы это было за все прожитые годы....
- А что теперь?
- Теперь я снова чувствую этот гнев. Сначала я не понимала почему так тяжело, почему у меня так резко меняется отношение к тому или иному человеку. Но теперь я знаю. Мой гнев, как опытный, изголодавшийся охотник, искал свою жертву. Этому чувству было необходимо быть нацеленным. Цель найдена, но… Мне некуда девать эту ненависть, не на что вылить всё…
-Только ли это тебя беспокоит?"
Девушка открыла глаза. Сквозь толщу воды она видела тусклый беленький кружок, больше походивший на отдаляющуюся звёздочку, а не на солнечный диск. Тьма вокруг больше сгущалась.
" - Мне кажется, что я дарю недостаточно тепла... Я бываю безразлична, холодна, замкнута... Иногда я - это вовсе не я. Словно со стороны вижу девушку, которая сидит, матерится, огрызается, ведет себя слишком нагло... Я не помню себя такой... Я помню себя более... культурной, приличной, воспитанной, опрятной... А будущую себя я вижу более женственной в добавок к перечисленному... Однако всё это никак не вяжется с настоящим...
- Прости меня.... От части я в этом виноват, потому что усердно возвращал сильную твою сторону. И вместе с тем, ты позабыла о том, что всегда привлекало к тебе людей.
- Да... забыла... Можно мне утонуть в этих водах? Это так приятно... Поддаться тяжести воды, позволить океану поглотить меня, остаться здесь и пребывать в вечном забвении…
- Ты же знаешь, что нет.
- Тогда почему у меня нет права побыть слабой? Почему я каждый раз должна быть сильной и восстанавливать себя? Почему мне каждый раз твердят, что мне нельзя плакать? Каждый раз когда я начинаю делать что-то, что мне нравится, то обязательно находится человек, который опускает меня, отбивает своими высказываниями у меня всякое желание стремиться к чему-либо. И я замыкаюсь, предпочитаю убрать свои руки от этого дела… И крайне редко я слышу слова одобрения… А мне они нужны, я когда-то к ним привыкла… И лучше уж я бы слышала «молодец, но ты можешь лучше», чем «бессмысленно, если ты всё равно бросишь»…
- Тебе стоит помнить о том, ради чего ты всё это начинаешь. И знаешь, дитя. Всё, что тебе нужно для вдохновения, это сесть на поляну однажды и понаблюдать за танцем волков, как ты когда-то это делала. Не теряй себя…»
Голос волка всё больше утихал, и Дерата почувствовала, что спина её стремиться не ко дну морскому, а к поверхности. Солнце перестало быть отдаляющейся звездой, лучи его вновь преломлялись, проходя сквозь водяную призму. Девушка услышала мотивы давно знакомой песни, но когда-то забытой. Она услышала то, в чем находила успокоение.
Подняв голову, она увидела свет и потянулась к нему рукой, помогая самой себе выйти из объятий глубины. Рывок, и она смогла вдохнуть полной грудью воздух. Пахло остатками лета и осенней прохладой, пожухлыми листьями и дождями. Эта смесь ароматов не была принадлежала морю или океану. Скалы возвышались со всех сторон, трудно было поверить, что некоторое время назад Дерата прыгнула с такой высоты в неизвестность и не разбилась. Однако теперь ей предстоял путь домой: короткий, не тернистый, по старым и знакомым тропам. Ей предстояло снова услышать в себе «голос ночи»…

@темы: Storm, Private, Derata

16:11 

[Очищение: Дьюс.]

Где света нет, там торжествует тьма.
«...Однажды ты прочитаешь этим строки и поймешь, насколько же сильно я был прав. Ты поймешь, моя девочка, что эти меры были необходимы, что моя строгость только пошла тебе на пользу. Обрывки моих писем со временем дойдут до тебя. А пока я сброшу обязанности серого кардинала с себя и побуду инквизитором твоей души.»

    Дописав последние строки, молодой человек закрыл дневник и велел дракону снижаться. Полёт на Равнины Былой Славы был не таким уж долгим. Спрятав дневник в дорожную сумку, закрепленную на седле, Шторм всмотрелся в местность с высоты птичьего полёта.Тусклый пейзаж, потемневшая от ила река, мёртвые деревья, увядающая трава и легкая туманная дымка. Здесь нынче прятался тот, кого в прошлый раз Снежный пощадил.
    - В этот раз я не позволю ему уйти живым, - пробормотал хищник, и голосу ему вторил драконий рёв.
    Гигантский крылатый ящер плавно снижался, описывая большие и долгие круги в вышине. Он никуда не торопился, тщательно подбирая место для посадки, потому что Шторму не слишком хотелось бродить по равнинам в поисках призрака.
    - Ты уверен, что они именно здесь? - спросил дракон, слегка повернув голову к своему пассажиру.
    - Более чем, - пробормотал Снежный, сверля взглядом местность.
    Только спустя еще несколько минут полёта, сумеречный дракон заметил цель. Не издав никакого победного рёва, он лишь мощно взмахнул крыльями и спикировал вниз. Шторму пришлось всем телом прижаться к чешуйчатому другу, чтобы не слететь с него раньше времени.
    Сутулая, призрачная фигура волка брела в неизвестном направлении. Казалось, зверь даже не заметил и не услышал такого огромного существа, как дракон. Будто бы его вовсе не существовало. Легкий рык гулко отозвался во всем теле дракона, он приземлился прямо в нескольких метрах впереди волка, словно преграждая ему путь. Ни секунды не медля, Шторм соскочил со своего "перевозчика" и бодро встал на привычные четыре лапы. Дьюс сам должен был вскоре буквально носом упереться в грудь Снежного, а посему темно-серый хищник не двинулся с места.
    - Вы посмотрите, какие важные персоны забрели в нашу глушь, - проскрипел бредущий Дьюрейс. Только когда она поднял взгляд, Шторм увидел бледные глазницы.
    - Нет-нет, щенок. Я не слеп, - матёрый ощерился, шерсть на его загривке встала дыбом. - Просто этот цвет может принадлежать только кому-то одному, - он угрожающе зарычал.
    Дьюс считал, что именно Шторм забрал у него глаза. Вот в чем была причина ненависти.
    - Времена меняются. Этот цвет теперь принадлежит двоим, - спокойно ответил самец.
    Он внимательно всмотрелся в призрачного волка и увидел, что цвет его шерсти постоянно мерцал, переливался: от белого до иссиня черного. Это был уже давно не тот Дьюс, а его жалкие остатки, которые необходимо было уничтожить.
   - Ты ведь знаешь, зачем я пришел?

читать дальше

@темы: Story, Storm, Inquisition

13:05 

[ Divider of Worlds.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Цепи были тяжёлыми, тишина оглушала, давила на нервы. Девушке казалось, что она потихоньку сходит с ума, потому что постоянное нахождение наедине с самой собой наводило на нехорошие мысли. Кроме того, ей слышались то голоса, то шорохи, то шаги, которых вовсе не было и быть не могло. Если первое время после заточения Дерата кричала, металась из угла в угол, звала на помощь, просила о пощаде, проклинала, плакала, то спустя несколько дней у неё уже не осталось сил. На смену отчаянному желанию освободиться пришло смирение.
Внезапно тишину нарушили чьи-то шаги. Настоящие. В темнице зажглись факелы, но свет их не проникал в саму клетку девушки: он робко касался металлических прутьев, но после них шла непроглядная тьма. В свете огня возникла мужская фигура, хорошо скрытая под чёрной мантией. Половина лица была скрыта под глубоким капюшоном, но он не мог скрыть огня янтарно-желтых глаз. Дера испытала горькое чувство дежавю, вот только в тот раз она была по другую сторону железной ограды. По спине пробежал холодок при виде огромной волчьей тени позади пришедшего гостя.
- Неожиданно, правда? - Шторм усмехнулся, на губах его появилась язвительная усмешка.
Девушка ничего не смогла ответить, страх заполнял сознание и сковывал конечности, не давая двинуться с места. Парень подошёл вплотную к клетке:
- Недолго же ты сопротивлялась.
- А что я могла сделать? - тихо прошептала она, потому что голос был сорван. - Зачем ты так со мной?
Замок содрогнулся до самого основания от раздавшегося снаружи раската грома. В волчьих глазах плясали маленькие голубые молнии.
- Это расплата. И это же возвращение прежней тебя, - голос волка звучал твёрдо и холодно, как никогда раньше. - Песнь была права, когда трепала тебя от души. Ты слишком часто стала строить из себя мученицу. Ты забыла, кто ты такая на самом деле. В прошлый раз ты наглухо заперла меня здесь, помнишь?
Парень оглядел помещение с ненавистью, грозный рык глухо доносился из его груди, несмотря на человеческий облик. Дерата коротко кивнула, прикрыв глаза от стыда. В прошлый раз она чуть не лишилась Шторма на совсем, она обещала слушаться его в обмен на спасение. Он выполнил свою часть договора, а вот она - нет.
- Ты пришла ко мне разбитой, сломленной, с оборванными крыльями и кровоточащими ранами. И ты предложила мне сделку, помнишь? Чужие души в обмен на спасение. Ты разрушила то, что я восстановил, девочка. И я намерен взять своё сполна.
- Ты... уничтожишь меня?... - девушка испуганно посмотрела в янтарно-желтые глаза.
Огромная тень волка оскалилась с улыбке.
- Нет. Я сотворю то, что ты отныне не рарушишь. Я верну тебя. Верну прежнюю тебя.
- Я уже не знаю, кто был мной прежней... Была ли вообще я... - Дерата придвинлась ближе к металлическим прутьям, звеня цепями.
- Немного Дьюса, капелька Ики, горсть Дератеи, щипотка Адама. Вот рецепт твоего возвращения.
- А как же ты и Песнь? - девушка вцепилась ослабевшими руками в прутья.
- Между мной и Песнью Войны заключён нерушимый союз. Мы поглотим всё твоё прошлое и всё настоящее, ни одна песчинка воспоминаний не ускользнёт от нас. Мы, как учёные демиурги, слепим прежнюю тебя без излишков и остатков страданий.
Парень говорил уверенно и вкрадчиво, голос его проникал во все уголки души, заставляя Дерату почувствовать себя обнаженной, полностью открытой перед ним.
- Всё прошлое и настоящее... - пролепетала она непослушными губами. Осознав произнесенные слова, девушка тут же цвепилась в черную мантию, смотря на Шторма снизу вверх. - Только не трогай ЕГО. Прошу тебя, Шторм. Умоляю. Всё, что угодно, но только не его. Иначе я не вынесу...
Страх душил девушку, она дрожала и со слезами на глазах смотрела на хищника, моля всех богов о милости. Затем она придвинулась еще ближе и коснулась щекой холодного металла.
- О нет, моя милая. ОН только поможет нам в осуществлении наших планов. А если нет... То он тоже будет вынужден подчиниться.
Последние слова Снежный произнес с вызовом. Он явно не был намерен уступать возлюбленному девушки в праве быть альфой. Огромная тень соскользнула со стены, пламя факелов колыхнулось, словно от проникнушего внутрь порыва ветра. Тень поглотила парня, и Шторм принял свой истинный облик.
- А пока ты будешь заперта здесь! - громко произнёс темно-серый зверь. - Это моя месть тебе за заточение. Почувствуй то, что чувствовал я. Пройди тем же путём, девчонка. Ты выживешь и станешь сильнее, или уничтожишь себя сама. Третьего не дано.
С этими словами Шторм ушёл, оставив Дерату одну. Факелы погасли, вновь наступила тишина, но слова волка до сих пор слышались девушке. Уперевшись спиной в холодные прутья, она обняла колени, дрожа от холода. Снежный Шторм начал свою игру, и еще никогда он не играл столь беспощадно, полностью восстав против своей подопечной. Теперь она просто обязана пройти все его испытания...

@темы: Storm

23:12 

[Monster.]

Где света нет, там торжествует тьма.
    Жуткий рев разнесся по округе. Обломанный диск луны висел на темно-синем небосводе, и что самое странное - звезд не было видно. Совсем. Лес был тих, ветер не гулял в ночи, не шевелил листву в кронах деревьев, не тревожил поверхность лесного озера, расположившегося в самой глубине чащи.
    Серая хищница неслась со всех лап, продираясь сквозь кустарники и не сбавляя скорости ни на одно мгновение. Ярость окутывала её, словно заботливая мать, будто бы защитный барьер. Штормом овладело жгучее желание разрушить всё в округе, разнести в щепки весь лесной массив. Хотелось рвать и метать, разорвать в клочья кого-нибудь, заставить его страдать, ломать ему кости одну за другой, перемалывать их собственными челюстями и чувствовать вкус горячей крови в своей пасти. Однако самка понимала, что у неё нынче не было на это достаточно сил, она позабыла о тренировках. А посему даже эта пробежка дала о себе знать.
    Как только волчица добежала до озера, она сразу же остановилась, пытаясь отдышаться. В глотке жутко пересохло, мышцы ныли от напряжения и усталости, слабость одолевала, однако царивший внутри гнев не давал слабины и поддерживал силы. Хищница обернулась девушкой, черные одеяния с серебристой окантовкой не плотно прилегали к телу, давая свободу движениям, рукава не мешали жестикулировать руками если нужно было сотворить заклинание. Тряхнув русыми волосами, девушка по щиколотку зашла в озеро, а затем произнесла короткое заклинание, проведя рукой над поверхностью воды. Водная гладь пошла рябью, слегка засветилась, а затем показала лицо другой девушки. Темноволосая девушка о чем-то говорила со своими коллегами, затем она же в виде белой волчицы брела во главе какого-то волчьего отряда.
- Ты так быстро снова переключилась и забыла.... Я не могу тебя в чем-то обвинять, даже в твоей холодности. Однако мне все же обидно, что столько времени я пыталась вытащить тебя из твоей скорлупы, из этого твоего мира печали.И все мои старания пошли прахом, потому что на самом деле тебе чертовски уютно в этом твоем мирке, и тебе нравилось и нравится, когда люди делают тщетные попытки, говорят тебе слова поддержки, тепла и прочую чепуху. Никто сразу не может увидеть истину. Я не была исключением.
    Внутри девушки зародилось утробное рычание, и дабы сбить заклинание, она едва заметно двинула пальцами, чтобы изображение на воде изменилось. Следующей показалась огненно-рыжая волчица, чьи глаза были сравнимы с бездонными водами океана. Вид её был уставший, взгляд безразличным, а улыбка чертовски фальшивой.
- Что же с тобой произошло?... Что с нами стало?... - с долей неподдельной печали произнесла вслух девушка два вопроса, которые не давали ей покоя. Она злилась на то, что сестрица не только перестала быть откровенной, но и совсем отдалилась от неё. Ведь раньше эти километры совсем не мешали, а сейчас...
- Сейчас все иначе. Видимо, наша встреча не была столь значимой, и не было вовсе никакого воссоединения стаи!!! - на последних словах Шторм перешла на рык и, пав на колени, с силой ударила кулаками по воде. Изображение исчезло, заклинание перестало действовать. Желтые глаза девушки с прежней злостью смотрели на всё окружающее. Однако... Всё постепенно угасало. Она постепенно вспоминала куда должна вернуться и к кому. А там, рядом с другим зверем, таким же как она сама, не было места для гнева. Там она чувствовала себя в безопасности, там она не хотела крушить и ломать, там она не была склонна к разрушению. Там был её дом, где она не была монстром...

@темы: Storm

21:50 

[Everytime.]

Где света нет, там торжествует тьма.
Каждый раз в пятницу вечером я умираю.
Я умираю, чтобы воскреснуть утром в воскресенье.
Всю субботу я не живу. Я - труп, который лежит в своих
покоях и которому не суждено быть погребенным.
Люди живут, радуются, развлекаются...
А я в этой время мертва.
Каждую пятницу я умираю, чтобы ожить в воскресенье.
Всего сутки на смерть. Всего сутки на восстановление.
Сутки, чтобы возродиться вновь.

@темы: I am, Storm

11:24 

[Fears.]

Где света нет, там торжествует тьма.

Зверь живет в каждом.
Но не все готовы в этом признаться.


    Страхи всегда одолевают нас. Мы боимся всего: насекомых, непокорного огня, высоты, предательства, неверности, лжи, правды, быть отвергнутыми, попасть под горячую руку, проигрышей, людей, аварий, природных катастроф и т.д. и т.п. Человек полон страхов, но некоторые это удачно скрывают. Есть те, кто пытается побороть свой страх, и это верный путь. Бояться – это нормально, но важно уметь в нужный момент заткнуть свой страх и сделать то, что ты должен сделать.
    Почему я боюсь выходить в бои против людей в League Of Legends? Я долго пыталась уйти от ответа, когда меня спрашивали намёками об этом. Я даже самой себе не отвечала, но думаю, что настал момент признания. Дорогая Дера, ты стала трусливым шакалом. Ты позволила своим страхам одолеть себя, повалить на лопатки и прижать к земле. Да разве ж можно так? Вспомни времена, когда ты чуть ли не сломя голову рвалась в бой, лишь бы размять свои лапы и подточить клыки об чужие кости. Сколько было энтузиазма, сколько огня в глазах. Вспомни то самое чувство, когда приятная дрожь проходит по всему телу в предвкушении битвы, как что-то в груди начинало оживать и затем придавать тебе сил и смелости. Это был зверь внутри тебя. И совершенно теперь не понятно, зачем ты закрыла его в клетке и перестала кормить и навещать. Волк ослаб, но он всё еще терпеливо ждет, что ты откроешь клетку, накормишь его из своих рук и позволишь снова вступить в славные сражения будь то ролевые проекты, просто разминка в скайпе или какая-либо компьютерная игра. Или ты стала бояться самого этого зверя? А может ты просто забыла о его существовании? Так я спешу тебе напомнить…

    «…Подойдя вплотную к клетке можно было различить, как вздымаются бока зверя от глубокого, ровного дыхания. Он лежит у дальней стены, в самой тени своей тюрьмы, и смотрящий не сможет сказать, что зверь спит. Ведь из темноты на него смотрят два горящих цитрина. Пусть в этих глазах нет былого огня, но в них легко можно прочитать ожидание. Ожидание пробуждения, освобождения из плена. Может хищник и сломал бы прутья клетки, но его могучее тело исхудало от голода, и сковывающие его цепи кажутся неимоверно тяжёлыми. Редко когда волк поднимается на лапы и ходит по своей тесной тюрьме, но в такие моменты он опасен, ибо зверский голод и заключение способствовали пробуждению гнева, непокорности, одичалости. Всё, что ему остается, это лишь ждать своего часа…»

    Вспомнила его? Того темно-серого волчонка, которого ты сама взрастила, которым ты гордилась, который всегда служил тебе верой и правдой. А чем ты ему отплатила? Пыткой и тюрьмой. Его сила воли всё еще подпитывает тебя, он всё еще не дает тебе упасть на колени перед другими людьми, хотя ты постоянно склоняешься к этому. Прекрати бояться того, кто живёт внутри тебя. Без него ты пуста, неполноценна. И ведь только у тебя есть шанс снова приручить его, взять под контроль и в дальнейшем направлять. Ты носишь кулон в виде оскаленной волчьей морды, но при этом прячешь свою трусливую душонку, путаешься в мыслях, в людях, постоянно сомневаешься.
    Сила должна исходить изнутри, она не заключена в кулоне, если только ты её туда не вложила. Так давай же, спустись в потаенные залы своей души и приручи вновь того, благодаря которому тебя все считают сильной и любят за это… Приди, и да разразиться Снежный Шторм средь летней зелени!

@темы: Storm, Just a things, I am

23:45 

[Winter Is Coming.]

Где света нет, там торжествует тьма.


    - Зима близко... - тихо прошептала девушка, стоя у открытого настежь окна и ощущая на лице первый снег, несмотря на начало ноября.
    Она давно ждала этого. Очень давно. Еще с марта, когда сошел последний снег прошлой зимы. Смотря на темный двор, освещаемый лишь светом от подъездных фонарей, она видела, как постепенно на девственном белом снегу появляются большие волчьи следы. «Снежный Шторм придет с первым снегом..» - вспомнила она свои слова, которые когда-то сказала Солнечной. И вот сейчас, в этот поздний ночной час, черты крупного волка становились всё отчетливее. Оседающий на темно-серой спине снег, медленно таял, но поверх одного слоя тут же образовывался другой. Волк медленно брёл вперед, выходя из темной лесной чащи и идя в сторону подъезда, где жила она. Остановившись возле лавочки, зверь потянул носом воздух, а затем взглянул наверх. В одном из окон на четвертом этаже и стояла она.
    Девушка смотрела на волка, и уголки её губ слегка дернулись, образовав едва заметную улыбку. Она приложила ладонь к стеклу, желая прикоснуться к тому, кто был частью её самой, а серый хищник тем временем протяжно взвыл, запрокинув морду к темно-синему небу. Мир содрогнулся, все огни города погасли... Все, кроме одного. Только возле подъезда, где сидел волк, слабо еще горел фонарь. Вой прекратился и теперь лишь затихал в отдалении, стелясь по округе. Яркие глаза цвета чудного цитрина посмотрели на девушку и были красноречивее всяких слов. «Время пришло», - говорили они.

@темы: Dreams, Grey Hunter/Warden, Storm

21:49 

[.........]

Где света нет, там торжествует тьма.

— Ты молишься богам?
— Да. Старым и новым.
— Есть только один бог, и имя его — смерть.
А смерти мы говорим только одно — «Не сегодня».


- Совсем... я лишь видел, как гаснут его глаза...
Возникла тишина, которая казалась волчонку неуместной и в какой-то мере зловещей. Когда Джирал молчал, это не сулило ничего хорошего. Так же ли с Диртом? Шторм краем глаза глянул на белого волка, но незаметно, стараясь спрятать своё любопытство от чужих глаз. Но Вороний Глаз вовсе не смотрел на волчонка, с интересом разглядывая даль. Тихо вздохнув, Снежный попытался проследить за взглядом взрослого волка, и только присмотревшись, он понял, что когда-то уже видел этот пейзаж, но то было летом или поздней весной. Воздух тогда был наполнен ароматами цветов и трав, птицы кругом пели, и всё буквально дышало новой жизнью. Там, внизу, был Радакар - мир, полный богатств и надежд.
- Что ты видишь, Шторм? - тихо спросил белый самец.
- Земли Стали, наши территории, земли тэрас... вижу снег, деревья, поля... - волчонок отвечал неуверенно, инстинктивно понимая, что белый ждёт явно не такого ответа. - А ты? - спросил он, навострив уши.
- Я вижу Жизнь, - с теплотой в голосе ответил волк, и на его морде мелькнула тень улыбки. - Жизнь присутствует во всём: в каждом листке и травинке, в каждом обитателе этого и иного мира. Миры создаем не мы, а потому не нам решать, чью жизнь забрать. Это дело Богов.
Белый поднялся на лапы и прошелся по краю обрыва так, будто бы гулял по лугу.
- В прошлом мире, где жили волки, у людей был всего один Бог, которому они поклонялись. Здешний мир создали другие, и все их имена ты обязан знать наизусть, так как именно они даровали нам новую жизнь. Если бы не они, то ты бы не родился, потому что все волки могли бы еще на Земле. Понимаешь куда я клоню? - Дирт выразительно посмотрел на темно-серого маленького собеседника.
Снежный Шторм задумался, смотря на собственные лапы. Как он не старался, всё равно не мог уследить за ходом мыслей взрослого волка. Пришлось признать своё поражение, и волчонок отрицательно мотнул головой, посмотрев на белого.
- Мы не в праве забирать чужие жизни. А делая это, бросаем вызов самим Богам. Не убивай напрасно, если имя жертвы не было нашептано тебе Богом.
- Но как же я узнаю об этом? - темно-серый волчонок нахмурился.
- Их голоса ты всегда узнаешь, потому что они говорят сами за себя.
Снегопад вскоре прекратился, и небо очистилось от туч, на их место пришло бесконечное множество разных звёзд, заполонивших темно-синий небосвод, словно светлячки. Шторм посмотрел вверх, и глаза его широко раскрылись от удивления: небо было так близко, будто бы до него можно было достать носом. Белый волк отряхнул снег со своей шерсти и улыбнулся, посмотрев на волчонка.
- Ты всё еще щенок, каким бы взрослым не пытался казаться.
Последняя снежинка упала на черный нос серого молодого самца, тот фыркнул, тряхнув головой:
- Не правда, я уже взрослый!
- Убийство делает тебя убийцей, но не взрослым. Когда-нибудь ты действительно подрастешь, и тогда я буду склонять перед тобой голову в знак признания твоей доминантности, однако... ты всегда будешь щенком, пока смотришь на звезды именно таким взглядом.
Слова были непонятны волчонку. Он вообще не усgевал за ходом мыслей этого самца, и говорил тот загадками. "Как я смотрю на звезды?" - хотел спросить Шторм, но Дирта уже не было рядом. Он будто призрак растворился среди снегов, оставив после себя один лишь запах и воспоминание. "Их голоса ты всегда узнаешь..." - пронеслось в разуме Снежного, и он тут же посмотрел на небо, где не было ни одной луны. И даже не у кого было ему спросить, правда ли это...

@темы: Story, Storm

07:46 

[Feel It.]

Где света нет, там торжествует тьма.

Проснулась в конце октября, и увидела на улице снег. И первая мысль: "Хорошо..."
Нежась в теплой постели, вдруг ощутила жгучее желание прикоснутся к тому, чего
так долго ждала... Это как прикосновение к мечте: только едва дострагиваешься,
а она уже тает... Нужно лишь успеть слепить снежный шарик.

@темы: Dreams, Love in heart, Storm

20:59 

[Window To The Past.]

Где света нет, там торжествует тьма.

Можно ли простить врага? Бог простит!
Наша задача организовать их встречу.
(Аль Капоне)


Крупные снежинки медленно опускались на землю, образовывая новый, девственно чистый слой снега. Ветер временами забредал в долину или внезапно обрушивался со скал, создавая небольшие снежные вихри. Маленький волчонок, сидевший на одном из небольших выступов, на который не мог взобраться ни один взрослый волк, сидел на приличной высоте и взирал на долину свысока. Снегопад стал постепенно усиливаться: он застилал обзор, его сопровождали ледяные порывы ветра, и свинцовые тучи, заполонившие небеса, не имели ни конца, ни края.
«Ты родился первым, малыш. И всё это время была метель, настоящая снежная буря. Но Буря – не имя для юного самца. И тогда я назвала тебя Штормом…» - звучал в голове голос матери. Иногда к нему примешивался голос отца: «Ты жалкий сопляк, хилое дуновение, а не Шторм!» Но сегодня, именно сейчас к голосам родителей примешивались визги и скулёж других волчат, которые видели, как Шторм убил Вермина. Он слышал, как хрипит его обидчик, слышал его предсмертное «Нет…», видел перед собой его глаза, в которых так стремительно угасала жизнь, чувствовал вкус чужой крови…
Джирал говорил, что это приятно, забирать чью-то жизнь. «Это так же, как давать её. Только наоборот», - говорил он, и глаза отца при этом сияли от восторга, что сначала пугало Шторма. В конце концов, он привык. И вот какие-то жалкие пару часов назад он забрал первую жизнь. Но волчонок не чувствовал никакого удовольствия от этого. Однако не было и отвращения. Внутри была странная пустота…
Вдруг что-то показалось среди сильного снегопада. Волчонок тряхнул мордой, сбрасывая снег с мордашки, и прищурился, вглядываясь в даль. Что-то было там, в долине. И это что-то стремительно приближалось. Белый, словно снег, волк напоминал большой призрак, и от одного только вида его Снежному Шторму стало не по себе. Никто из стаи не забредает в Клыки Мороза просто так. Обычно сюда не приходят вообще. А потому волчонок насторожился и лег на холодный выступ, прижав уши и пристально наблюдая. Незнакомец вскоре остановился в каких-то двадцати метрах от спрятавшегося волчонка. Он принюхался, а затем посмотрел в сторону Шторма так, будто бы видел сквозь скалу, сквозь метель настолько же ясно, насколько ястреб видит свою добычу в солнечный день.
- Ты можешь не прятаться, детёныш, - громко проговорил он, дабы перекричать завывания ветра.
Снежный Шторм тут же навострил уши и нехотя выглянул из своего укрытия. Он был удивлен тем, что незнакомцем оказался белый волк, которого в стае не слишком-то любили. Один глаз его был совершенно белым, но не белее его шкуры, а другой – черный, словно воронов. Самого же волка так и звали – Вороний Глаз.
- Что тебе здесь нужно? Никто просто так не приходит в Клыки Мороза! – заговорил Шторм чуточку резче, чем намеревался.
Белый оскалился в улыбке и подошел ближе:
- А что здесь делаешь ты?
Волчонок не знал, что ему ответить. Он сам толком не понимал, почему пришел именно в это место. Может потому что оно приносит ему успокоение? Зима не скоро спуститься с вершин гор, а в этой долине она властвует всегда, в любое время.
- Спускайся, - не дождавшись ответа, приказал Дирт таким тоном, что волчонку невольно пришлось повиноваться. Мать говорит, что ему еще рано дерзить старшим, так как он слишком мал, а потому должен всегда подчиняться.
Шторм поднялся на лапы и спустился вниз, но не стал подходить к Дирту. Это и не требовалось пока: белый самец развернулся и двинулся вглубь долины, жестом велев волчонку следовать за собой. В какой-то момент Снежный решил, что Вороний Глаз прислан за ним от Джирала или матери, но нет. Они шли далеко не назад, не к Лабиринту Пещер. Шторму было трудно пробираться в некоторых местах, так как короткие лапы то и дело проваливались под снег. Но он не смел жаловаться.
В конечном итоге они оказались на краю обрыва. Внизу, под отвесной скалой лежали бескрайние просторы снега. Обычно такой вид можно созерцать только из Лабиринта в месяц голода. Шторм так и ахнул, погрузившись с головой в эту красоту. Белый же волк уселся у самого края, кивнув волчонку на место рядом с собой. И вновь волчонку пришлось повиноваться. Какое-то время они сидели молча, потому что каждый ожидал, когда заговорит другой. Дирт был проверен временем и двумя мирами, а потому первым сдался Шторм.
- Я обязан был это сделать… - сказал он, смотря прямо перед собой.
Снежному трудно было признаться даже себе, что его пугают разные глаза Дирта. В стае одни волки говорят, что он – избранник Ардгала, а другие считают, что Ардгал наоборот его проклял. И не понятно было, кто же из них прав.
- Нет, не обязан. Есть много других способов заставить себя уважать, заставить замолчать, заставить думать о тебе иначе. Мы сами выбираем свой путь, - приглушенно ответил взрослый волк.
- Он оскорблял меня у меня же за спиной! – вспылил вдруг Шторм, поднявшись на лапы. Шерсть на загривке волчонка встала дыбом, а сам он грозно оскалился.
- Потом будешь ставить старика Дирта на место, когда уж я без зубов останусь, - усмехнулся Вороний Глаз. – А сейчас сядь.
Голос волка был сильным, властным, и это заставляло Шторма повиноваться. Гордость и злость пришлось утихомирить.
- Что ты чувствовал?
- Ничего, - без колебаний ответил волчонок.
Белый волк навострил уши и косо глянул на своего маленького собеседника:
- Совсем ничего?
- Совсем… я лишь видел, как гаснут его глаза…

To be continued.

@темы: Storm

21:26 

[Hell In Me.]

Где света нет, там торжествует тьма.


_______

Мы должны прощать наших врагов,
Но не прежде, чем их повесят.
(С) Генрих Гейне.
_______

@темы: No comments, Storm

18:50 

[Escape Of Summer.]

Где света нет, там торжествует тьма.


  Так уж выходит, что ничего к чертям не выходит. Вот просто как-то так. Каждый из моих знакомых только и занимался тем, что пытался запомнить это лето, а я сидела в сторонке и ни капли не понимала зачем. Я даже не пыталась чем-то запомнится в чьей-то голове этим летом, потому что знала, что меня вытеснят воспоминания о других людях, о других событиях. Плюс ко всему, мне это было не нужно. Однако не о том я хотела сейчас сказать.
  Ремонт тронулся, граждане. Обои придется брать другие, так как задуманных изначально мы купили всего один рулон, не рассчитав правильно метраж. Когда ездили с мамой смотреть, она предложила белые, с серыми и зелеными ветками растений, однако мне больше пришла по вкусу другая расцветка этих обоев. Бело-серо-синеватая. Только выйдя из магазина поняла, что это цвета дома Старков из книги, и мысленно усмехнулась. Рада, что все же нашлось еще одно произведение, которое меня настолько затянуло в свой мир. Хотя с какой-то стороны печально, что мир тот жесток, похотлив, жаден... Однако в этом есть своя прелесть, своя доля истины.
  Про форум более писать не буду... Нет слов. Не хочу загадывать больше, потому что когда это делаю, обязательно что-то вклинивается. Волк, однажды получивший капканом по носу, впредь в него не сунется и будет осторожнее.
  Чувствую ролевой голод. Страшный, зверский. Хочу снова бегать в шкуре, снова ощущать себя зверям хотя бы ненадолго. И в этом я похожа на Брандона Старка... (ну вот опять я про Игру Престолов! Это книга мне однозначно по душе) Откровенно говоря, я крайне часто думаю о собственном персонаже, который стал новой частью меня, хоть я за него ни разу и не играла. Как-то это странно, так сильно чувствовать то, чего нет в принципе... Иногда я снова вижу перед глазами эти яркие глаза, цвета ограненного цитрина. И я просто вязну в этом твердом, полном решимости взгляде... О Боги, каюсь, я влюбляюсь в собственного персонажа, в плод моей больной фантазии! Докатилась... Однако лучше уж я буду хранить в сердце этот образ, который будет служить мне примером мужчины, чем в слепую приду в чьи-нибудь жестокие, похотливые руки, как это было однажды.
  Позапрошлой ночью, когда началась гроза, я плакала от счастья. А перед глазами видела сцену, где волк лежит в темной пещере и, как и я, смотрит с удовольствием на сверкающие молнии, внимает грохоту грома и радуется. Я снова бредила своими иллюзиями, но мне это нравилось. Мне нравилось засыпать под громовые раскаты, будто это была колыбельная. Шторм тоже был рожден в бурю, хоть ив снежную... Он был рожден в буре моих эмоций... На следующее утро я хотела описать эту сцену, но руки отказались печатать, и что-то внутри шепнуло, что это должно остаться в моей голове вместе с мыслями, которые тогда возникли. Пристрелите, но Шторму отвожу даже отдельный тэг (тему) в этом дневнике. Уж слишком полюбился мне сей хищник, а сердцу не прикажешь.
  Лето закатилось. Добро пожаловать, Золотая Осень.

@темы: Storm, I am, Days, About Someth

21:55 

[Illusions To Reality.]

Где света нет, там торжествует тьма.


Предисловие.

Иногда мне кажется, что я начинаю бредить наяву и во сне. Возможно, это сказывается впечатление от читаемых
книг. А может быть, что я всё же тихо начинаю сходить с ума из-за недоделанной ролевой. Ну или так действует моя
мания на волков. Не знаю, что и думать, да и не хочу. Однако могу поклясться, что я видела эти волчьи глаза. Яркие,
пронизывающие взглядом, настоящие. Это был взгляд хищника.
Устала что-то делать, устала кого-то наставлять, учить, пинать, подталкивать к действиям, устала слышать, что я -
«дармоедка и редкостная наглая лентяйка». Ребят, хочу уже скорее учёбу, хочу быть загруженной по макушку,
хочу приходить домой и корпеть над домашкой, пока голова не заболит. Потому что только тогда начинаю чувствовать
себя живой, только тогда определяются пределы моих возможностей.
Хочу жить одна....

@темы: Storm, Just a things

20:34 

[I am the alfa.]

Где света нет, там торжествует тьма.

И даже если я паду, смертельной раной пораженный,
Я буду знать, что там в Аду со мной ты будешь обреченный.
(с) Derata.

  Жаркое лето подходило к своему логическому концу. Осталось всего-то несколько дней до начала осени. Время близилось к полуночи, и прекрасная белая луна занимала своё законное место на темно-синем небосводе, усеянном миллиардами звезд. Этой ночью было довольно-таки прохладно, если сравнивать с прошлыми летними ночами. Дыхание прохлады ощущалось еще сильнее, когда северный ветер невзначай проходился по серой шкуре на холке.
  Волк неподвижно сидел на окраине леса, закрыв глаза и опустив морду вниз. Со стороны случайному зрителю могло показаться, что он, как стражник, уснул на своем посту и теперь с превеликим удовольствием пребывает в царстве снов. Однако если бы кто-то в этот момент подошел к волку, то он бы сильно об этом пожалел, но было бы уже слишком поздно, потому что волчьи челюсти сомкнулись бы на горле случайно попавшего в поле атаки существа. Кроны деревьев шелестели, у леса позади была своя собственная ночная мелодия, а потому уши волка были прижаты, создавая относительную тишину в сознании. Это помогало привести мысли в порядок, отодвинуть всякие сомнения. Это помогало лучше всяких рассуждений вслух, лучше любых советов от сородичей.
  С прикрытыми глазами, волк наконец поднялся на лапы и вышел из тени чащи. Он шел прямо, к самой выступающей части скалы, к обрыву. Шаг. Второй. Третий. Каждый был столь же уверенным, как и предыдущий. Этот зверь не знал таких слов как «страх», «нерешительность», «скромность», «подчинение». В каждом его движении чувствовалась сила, он просто излучал сильную энергетику доминанта. Он подошел к самому краю, едва не оступившись и не слетев вниз. Послышался стук камней, срывающихся вниз и ударяющихся о другие камни.
  Полночь. Глаза волка резко распахнулись, и миру предстали два ограненных цитрина, сверкающих в бледном лунном свете. Хищник не смотрел себе под лапы, он итак знал высоту, потому что бывал здесь когда-то днем. Сердце забилось учащеннее, от узнавания такой тонкой грани, пролегающей прямо перед ним. Эта была грань жизни и смерти, тверди и пустоты. Северный ветер завыл у края обрыва, и волк тут же взвыл, вторя песне ветра. Эти воем, низким и глубоким, исходящим от самой души, хищник заявлял о себе всему божественному пантеону, всему миру. Он не закрывал глаза, как зачастую делают это сородичи, он смотрел прямо в небо. А когда голос его стих, и только далекое эхо отражало все еще его вой, хищник посмотрел на луну так, будто бы он бросал вызов самой Белой Госпоже. Сердце его было черно, а душа медленно гнила под серой шкурой. Как бы ни старалась его мать, она не могла изменить того, что происходило с её сыном, потому что тот в свою очередь даже не сопротивлялся. Возможно, он даже хотел этого...
  «Ты отравлен ядом своего отца, закован в его же жестокие тиски. Неужели ты не видишь, что он искусно дергает тебя за ниточки, как свою марионетку? Неужели ты так и будешь позволять кому-то собой управлять?» - ворчал старый Дирт, совершенно не стесняясь скалиться на наследника своего вожака. «Ты умрешь, все мы умрем. И даже твоя все еще молодая мать умрет, когда ОН того захочет. Поколение будет сменять поколение, они будут овцами в лапах этого злодея, будут выполнять приказы, угождая ему. А он всё будет жить, подпитывая себя, как пиявка... пока кто-нибудь его не остановит... Но разве найдется смельчак среди стада?». Слова бывалого волка постоянно крутились в голове, серый хищник пытался разгадать их смысл очень долго, но когда наконец прозрел, то ужаснулся от правды. Все будто бы встало на свои места, режиссер показал ему весь сценарий фильма, где он, актер, казалось бы играющий главную роль, должен погибнуть...
  Следом за белой луной на темно-синем небосводе стала выплывать алая, Шеларди. Волк оскалился в улыбке, его желтые глаза приобрели красноватый оттенок, а зубы стали под цвет лунного света богини равновесия.
  - Я знаю, что ты слышишь меня, Шеларди, - вкрадчивым, но в то же время сильным голосом заговорил хищник. - Я готов принять эту схватку, этот бой. Я готов встать под твои знамена справедливости, если ты действительно поможешь мне восстановить равновесие. Я же взамен прошу лишь твою помощь, наставление и сладкую месть. Жду знака в ближайшие пару дней. И да будет так. Аминь.
  Вильнув хвостом, волк развернулся и решительным шагом двинулся прочь от обрыва. Он знал, что богини не могли проигнорировать или не услышать его глас, а значит победа была уже на половину в его клыках.

@темы: Storm, story

18:27 

[Meet Snow Storm.]

Где света нет, там торжествует тьма.

You wear a thousand faces
Tell me, tell me which is you


  В виду того, что все прошлые мои персонажи мужского пола на меня плохо действовали, я решила от них избавится, и у меня это удачно получилось. Вроде бы всё шло хорошо, однако в душе я ощущала некую пустоту, которую никак не могла заполнить. Правду ведь говорят, что в каждом человеке есть и мужское и женское начала. И теперь я хочу рассказать о моей так сказать мужской стороне.
  Задумка Снежного Шторма возникла случайно, когда я начала писать рассказ в стиле средневекового фэнтези. Причем там Шторм тоже был волком, однако я не придала большого значения этой задумке. Затем я увлеклась чтением ИП, началась разработка форума, потом летняя хандра. Я читала иногда на БеОне посты, написанные от мужского лица и затосковала... Что-то внутри требовало, толкало к этому, и чей-то голос шептал «Приди, найди меня, я жду». В конце концов, в очередной раз зайдя на форум и прочитав снова свою анкету, я задумалась. Поняла, что не хочу снова брать уж явно одну из главных ролей. А вспомнив, что в Домино, я играла якобы плохого персонажа, который по сути являлся хорошим. Перечитала свой начатый рассказ и краткие зарисовки оттуда, наткнулась на такой момент:
- Ты всего лишь животное с гор, которое подчиняется только инстинктам и имеет причудливую способность разговаривать, - королева ядовито улыбнулась. - Вы не можете быть народом, вам неведомы законы жизни и понятия «честь и долг».
Темно-карие глаза с насмешкой изучали серую шкуру зверя, а в голове женщина уже представляла в какой комнате такой ковер будет смотреться лучше всего. Словно разгадав мысли Королевы, Шторм слегка оскалился, исподлобья сверля взглядом её.
- Законы и иерархия альмаргардцев складывались столетиями, самка. Всё это чтимо и воспитывается в каждом следующем поколении. А чем может гордиться твой народ? Спящим драконом, который по сути пленник твоих магов? Или может краденными богатствами из драконьего логова? Вся ваша политика основана на подкупе и страхе. Так тебе ли говорить мне о чести и долге? - янтарные глаза хищника сверкнули в полумраке зала. Стояла тишина, и было слышно только тяжелое дыхание Снежного Шторма, под тяжестью многих цепей.

  «Вот он! Вот он, тот кто мне нужен!» - затрепетала душа, а фантазия понеслась галопом. Я моментально заменила на форуме Дерату Штормом. Не хочу сказать, что Песнь Войны канет в лета, нет. Это истинно моё имя, от которого я никогда не откажусь. Однако мне было приятно создавать Шторма, придумывать его историю. И Снежный получился исключительно и крайне отрицательным персонажем. Да, он мстителен, холоден, как сама зима, жесток, и внутри него постоянно живет гнев. Мой гнев, который во мне сидит постоянно. Шторм подвержен вспышкам гнева, но не беспричинным. Но почему именно так? Да потому что его таким воспитали. Сердце волка сделали черным, как безлунная ночь, а в душе выжгли всё хорошее еще в щенячьем возрасте. Ложный отец воспитал убийцу и изверга, однако Снежный с почтением, уважением и небольшой толикой ласки относится к своей матери, которая всегда была лучом света во тьме.
  Что будет дальше со Штормом, пойдет ли он против отца, получит ли силу, которую хотел - это покажет время и сам игровой форум. А мне остается только приложить больше усилий в эти последние деньки лета, чтобы наконец открыть результат трудов.

@темы: Storm, Private

[revelationis.]

главная