Lunar Predator
Где света нет, там торжествует тьма.
«...Однажды ты прочитаешь этим строки и поймешь, насколько же сильно я был прав. Ты поймешь, моя девочка, что эти меры были необходимы, что моя строгость только пошла тебе на пользу. Обрывки моих писем со временем дойдут до тебя. А пока я сброшу обязанности серого кардинала с себя и побуду инквизитором твоей души.»

    Дописав последние строки, молодой человек закрыл дневник и велел дракону снижаться. Полёт на Равнины Былой Славы был не таким уж долгим. Спрятав дневник в дорожную сумку, закрепленную на седле, Шторм всмотрелся в местность с высоты птичьего полёта.Тусклый пейзаж, потемневшая от ила река, мёртвые деревья, увядающая трава и легкая туманная дымка. Здесь нынче прятался тот, кого в прошлый раз Снежный пощадил.
    - В этот раз я не позволю ему уйти живым, - пробормотал хищник, и голосу ему вторил драконий рёв.
    Гигантский крылатый ящер плавно снижался, описывая большие и долгие круги в вышине. Он никуда не торопился, тщательно подбирая место для посадки, потому что Шторму не слишком хотелось бродить по равнинам в поисках призрака.
    - Ты уверен, что они именно здесь? - спросил дракон, слегка повернув голову к своему пассажиру.
    - Более чем, - пробормотал Снежный, сверля взглядом местность.
    Только спустя еще несколько минут полёта, сумеречный дракон заметил цель. Не издав никакого победного рёва, он лишь мощно взмахнул крыльями и спикировал вниз. Шторму пришлось всем телом прижаться к чешуйчатому другу, чтобы не слететь с него раньше времени.
    Сутулая, призрачная фигура волка брела в неизвестном направлении. Казалось, зверь даже не заметил и не услышал такого огромного существа, как дракон. Будто бы его вовсе не существовало. Легкий рык гулко отозвался во всем теле дракона, он приземлился прямо в нескольких метрах впереди волка, словно преграждая ему путь. Ни секунды не медля, Шторм соскочил со своего "перевозчика" и бодро встал на привычные четыре лапы. Дьюс сам должен был вскоре буквально носом упереться в грудь Снежного, а посему темно-серый хищник не двинулся с места.
    - Вы посмотрите, какие важные персоны забрели в нашу глушь, - проскрипел бредущий Дьюрейс. Только когда она поднял взгляд, Шторм увидел бледные глазницы.
    - Нет-нет, щенок. Я не слеп, - матёрый ощерился, шерсть на его загривке встала дыбом. - Просто этот цвет может принадлежать только кому-то одному, - он угрожающе зарычал.
    Дьюс считал, что именно Шторм забрал у него глаза. Вот в чем была причина ненависти.
    - Времена меняются. Этот цвет теперь принадлежит двоим, - спокойно ответил самец.
    Он внимательно всмотрелся в призрачного волка и увидел, что цвет его шерсти постоянно мерцал, переливался: от белого до иссиня черного. Это был уже давно не тот Дьюс, а его жалкие остатки, которые необходимо было уничтожить.
   - Ты ведь знаешь, зачем я пришел?

    Дьюрейс оскалился, в его блеклых глазах зародилось безумие:
    - Ты этого не получишь. Девчонка сама меня породила, она не сможет без меня. Пусть я значу не так много в нынешние дни, но... - мерзкая торжествующая ухмылка появилась на волчьих губах. - Ты ведь не знаешь!
    - Не знаю о чем? - Шторм насторожился, однако голову опускать не собирался.
    - Она приходила ко мне. Бедняжка была потерянной, ослабшей, и всё молила меня вернуться, свергнуть страшного Шторма и вернуть былые времена, - Дьюс начал кружить рядом с темно-серым самцом, опустив голову чуть ниже уровня плеч.
    Снежный не верил ни единому слову, однако данные речи начинали задевать его за живое. Будучи самым терпеливым хранителем, он научился выжидать и дожидаться окончания диалога.
    - Ты лжешь, - уверенно он прорычал сквозь стиснутые зубы и краем глаза наблюдая за соперником, позволив ему зайти за свою спину.
    - Я был её лучшим временем. Я сделал нас легендарными, о нас говорили, нас почитали и побаивались. Её сердце всегда бешено билось от адреналина, когда мы вступали в бой. А что дал ей ты? Спокойствие? Стабильность? Уверенность? Ты только разрушаешь её мир. Постоянно разрушаешь, но не строишь, кормишь её пустыми обещаниями! - Дьюс был похож на демона, который пытался внушить ложные истины заблудшей душе.
    - Девчонка часто приходила ко мне. - Волк приблизился вплотную к Шторму и прорычал ему на ухо: - Это был НАШ маленький секрет.
    При этих словах темно-серый зверь взревел на медвежий манер, потеряв всякое самообладание. Казавшийся слабым и немощным, призрачный самец довольно резво отскочил назад, немного попятившись для своей же безопасности. Он добился желаемого.
    Раскат грома прокатился по серым небесам, в которых высоко над землей парил сумеречный дракон. Он не собирался вмешиваться, а посему преспокойно оставил двух волков заканчивать их разборки.
    - Каждое. Твое. Слово. Это. Бессовестная. Ложь!!! - Шторм оскалился, шаг за шагом приближаясь к своему противнику.
    Дьюрейс громко засмеялся, от чего его шерсть чуть дольше обычного была полностью черной. Он играл на чувствах своего оппонента, как всегда делал это, и получал несказанное удовольствие. Всё внутри Снежного клокотало, требовало немедленных действий: ему искренне хотелось вырвать лживый язык Дьюса, разгрызть его челюсти и переломать каждую косточку в его теле.
    - И что ты сделаешь, Шторм? - язвительно спросил Дьюс, продолжая издеваться над тем, кто давно стал ему соперником.
Снежный ничего не отвечал, в его глазах плясала ярость, зверь больше не был намерен разговаривать. Усмешка Дьюрейса стала только шире от подобного поведения, он принял вызов. Два волка кружили напротив друг друга, ни один не хотел давать хоть малейшее преимущество своему противнику. Призрачный волк первым сделал выпад: он резко ускорился, попытавшись сбить оппонента с лап и при возможности уцепиться за бок.
    Шторм, будучи достаточно опытным бойцом, отпрыгнул в сторону, уходя из-под клыков оппонента. Для него этот бой был всего лишь игрой, и похоже, что Дьюс этого еще не понимал. Призрачный волк не стал тормозить и рванулся за "жертвой", в этот раз метя в плечо. Голова волка была на уровне плеч, чтобы в любой момент он мог отразить атаку в шею или горло. Дьюрейс считал себя намного опытнее этого напыщенного юнца.
    «- Я был лучшим в военном деле, щенок. И не важно было, первым я атаковал или вторым. Никто не выходил победителем из боя со мной!»
    И снова никакого ответа от темно-серого зверя, чьи глаза горели азартом. Призрак атаковал снова и снова, а Шторм с легкостью парировал каждый выпад. Он танцевал в этом сражении, позволял сопернику израсходовать свои возможности, показать все приёмы и действовать бездумно, опрометчиво. Так и происходило: Дьюс напрыгивал, изворачивался, заходил со всех сторон, даже рискнул подлезть под своего противника, чтобы достать самые болезненные места, но каждый раз Снежный ускользал от него с такой легкостью, будто бы Дьюс пытался поймать ветер.
    - Неужели ты струсил?! Прекрати прыгать, как трусливый кролик! Покажи мне свои клыки!
    Призрачный волк остановился, сверля взглядом желтоглазого хищника.
    - Как же ты глуп, - выдержав долгую паузу и смерив соперника оценивающим взглядом, произнес Шторм. - Ты даже не представляешь, как сильно я разочарован в увиденном. Как сильно я разочарован в тебе.
    Услышанное, шокировало призрака и в равной степени заинтересовало.
    - Ты всё еще не понимаешь, что Дьюс - это прошлое. Посмотри на себя. Ты был многолик. Ты был всего лишь маской. В то время как Я - часть ЕЁ души. Возможно, я не её хранитель. Скорее даже один из её демонов. Однако я не намерен давать её в обиду, прятать её за чем-то и отодвигать проблемы, чтобы они сами решились. Она доверилась мне, согласилась на то, чтобы я был инквизитором её души. Слышишь это?
    Шторм слегка прикрыл глаза, подняв морду к грозовым небесам и навострив уши. Дьюрейс посмотрел вверх, где сверкали молнии и тихо вдалеке рокотал гром.
    - Это Песнь. Чудесное дитя, светлое творение, вобравшее в себя всё самое лучшее из всех ликов. Песнь - это воплощение искусства войны, которое известно Дерате и о котором она сама не ведает. Песнь прекрасна... - задумчиво и с легкой улыбкой произнес темно-серый, но затем его голос резко похолодел. - Жаль, ты её не увидишь.
    Янтарно-желтые глаза пронзили взглядом призрачного противника, и от этого взгляда Дьюсу впервые стало не по себе. Это были глаза истинного зверя, за которыми не скрывалось ничего человеческого. Шторм не тратил времени на церемонии, движения его были быстрыми и отточенными: волк сорвался с места, в несколько прыжков преодолел разделявшее его с соперником расстояние и лбом ударил прямо в грудь замешкавшемуся Дьюсу. Несмотря на короткую дистанцию, удар был достаточно сильным, чтобы сбить призрачного с лап: не удержавшись, Дьюрейс отшатнулся и завалился на бок. Сообразив, что произошло, он быстро кувыркнулся в противоположную от Шторма сторону. И хоть в первый раз Снежный поторопился и промахнулся, во второй раз его клыки нашли свою жертву. Зубы вонзились немного дальше ребёр, прямо в самое мякое место, менее всего защищенное костями изнутри. Словно раскалённый нож сквозь масло, они легко вошли в плоть, минуя слой шерсти. Дьюс громко зарычал, дернувшись от боли. Он извернулся, начал пинать задней лапой морду противника, но положение было не слишком удобным, а потому призрачный попытался дотянуться до морды Шторма. Единственное, за что ему удалось уцепиться, это за щёку и он начал тянуть со всех силы на себя. Боль волной прошлась по телу темно-серого зверя, хватка его стала сильнее, а взгляд метнулся к Дьюсу. Зрительный контакт получился крайне тесным. Янтарно-желтые глаза впились в глаза противника, и призрачный утонул в этом взгляде. Дьюрейс почувствовал всю свою ничтожность и незначительность в этом мире, он увидел своё отражение. В этих горящих глазах Дьюс увидел свою смерть.
    Плоть под клыками темно-серого зверя начала распадаться. Утробно и громко зарычав, Шторм рванулся назад: щека его в итоге была разодрана, кровь сочилась сквозь открытую рану, однако ужас, царящий во взгляде Дьюса, только разжигал внутри Шторма огонь. Не дав призраку опомниться, Снежный Шторм придавил его передними лапами к земле, одной из них наступив Дьюсу на горло. Темно-серый хищник упивался этой картиной, он с самого начала знал о своем превосходстве и силе, и Дьюс понял это только сейчас. Он понял, что у него с самого начала не было шансов на возвращение.
    Шторм опустил морду, буквально столкнувшись нос к носу с оппонентом, который даже не сопротивлялся.
    - Прощай, жалкий отголосок прошлого. Удачного небытия, - хищная широкая улыбка закрасовалась на волчьей морде.
    Шторм приоткрыл пасть, и множество серебряно-голубых молний, вылетевших из неё, вцепились в морду призрака, буквально утаскивая его в утробу темно-серого зверя. Стиралось всё: воспоминания, пароли, тропы, ходы, лучшие моменты, образы, ощущения. Шторм поглощал всё без остатка. Когда от Дьюрейса ничего не осталось, зверь захлопнул пасть, как ни в чем не бывало,он лишь с улыбкой продолжал слушать отдаленное рокотание грома.
    - Начало положено.

@темы: Story, Storm, Inquisition